L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pier

Ох и плеснут те в харю кипяточком!))

pash2122

В канцелярию поступил запрос.В челобитной люд просит принять меры,к некоему, Петрушке, который вечерами пишет не лестные посты о императорском доме,а после становится в очередь,что бы выпросить у Невозможно Великого Императора всего Live4Funa, пищу на день грядущий! Именно так начался доклад начальника службы безопасности. Приподняв бровь и бросив косой взгляд на докладчика, отвесил смачный подзатыльник пажу, что подливал кипяток в мою золотую ванну.Сварить удумать,поганец?- басом крикнул я!

pier

Слава Великому Октябрю! амперметры можно отключить от сети.))

pash2122

Поздравляю всех с Днем Единства и верности Короне и Великому Императору! Всем подданным, процветания, достатка и долголетия вашему Императору!Безоблачного неба, послушных детей, покорных маленьких подданных моему Трону! Любить и почитать, холить и лелеять, боготворить и уважать мое Величество и впредь, как до сих пор вы это делали! Ваш Невозможно Великий Император малых и больших, толстых и худых и прочая, прочая, прочая.. Павел!

pier

Заба от Пашуньки отпочковался.))

Написать

Оракул Игнатов.

13

История

Добавил:

prosto_tak 26 октября 2019
В поликлинику – хоть не заходи! Очереди у каждого кабинета, гордо несущая туда и обратно карточки медсестра, в белом халате, натянутом на всех выступающих поверхностях и ядовито-красных туфлях на шпильке. Лица за косметикой не видно.

Цок, цок, цок.

Никто не обращает внимания, все глубоко в своих болезнях, холят и лелеют их в головах. Да и кому смотреть – почти одни старики вокруг. Им уже неинтересно.

Сумасшедшая старуха с палкой на скамейке, в подводной толщины очках, что-то визгливо выговаривает дремлющему деду рядом. Сосед её медленно роняет голову вниз, потом рывком поднимает и открывает глаза. Раз за разом, как механизм.

Игнатов отводит взгляд.

Жить деду месяца три. Может, четыре, вряд ли больше. Непроходимость сонной артерии, но он об этом и не подозревает. Только голова болит и слабость. Скоро ему который раз расскажут, что это возрастное, продолжайте пить таблетки от давления и поменьше волнуйтесь… Как обычно. Бабка, кстати, покрепче. Лет шесть впереди. Семьдесят два месяца, наполненных пустотой и сплетнями. Тоже жизнь. Тоже вариант.

Самому Игнатову нужна справка. По форме… Чёрт, опять забыл. Ладно, врач сообразит – скажет, для прав, комиссию проходит. Не один же он такой?

– Игнатов! – обращаясь к плакату «Опасность туберкулёза», громко возвещает эта, со шпильками. – К доктору!

Очередь затихает, даже бабка поднимает взгляд, словно пробуя на вкус незнакомую фамилию: не является ли она этим человеком? Нет, ну, а вдруг?

Он поднимается и идёт к кабинету, мимо цокающей дальше по коридору медсестры. Всех заметно отпускает: нашёлся, голубчик. Вот он, и мы не причём. Можно выкинуть из головы и ждать своего призыва.

Два стола, молоденький врач с бородкой для солидности, пожилая медсестра. Ширма для осмотра сбоку, там кушетка. Хирурги. Над доктором, несмотря на возраст, печать близкой смерти. Что-то насильственное. Вот ты погляди: и у помощницы! Потолок тут обвалится скоро или пожар?

Впрочем, Игнатов уже привык: не его заботы.

– Жалобы есть? – врач пишет мелким почерком в пухлой карточке, придерживая край пальцем. – Операции были?

– ФИО полностью, адрес, место работы. И полис давайте! – вторит медсестра. Слаженный дуэт, молодцы.

– Игнатов Валерий Павлович. Пушкинская шесть, восемнадцать. Межрегионглавнадзор. Жалоб нет. Операция – аппендицит. Полис вот, – по-армейски чётко докладывает он. По пунктам.

– Раздевайтесь до пояса за ширм… – врач не успевает договорить. Дверь распахивается от могучего удара, и в кабинет, едва не сбив Игнатова с ног, вбегает мужик. Здоровенный, рост под два и в плечах не меньше. С таким пять раз подумаешь, прежде чем спорить.

– Вот ты где! Вредитель! Сука, урою! – орёт мужик. Хорошо так кричит, страшно. – Ты меня нахрена на операцию отправил, дурень?

Врач вскидывает голову. Бородёнка смешно топорщится, под ней на тонкой шее гуляет кадык.

– Вы себе… Что позволяете?! У меня приём…

– Заткнись, гад! – мужик захлопывает покосившуюся дверь, но сам остаётся в кабинете. – Я тебя убивать буду, понял? Мне с твоей подачи знаешь, что вырезали?

Игнатов понимает, что пора свалить по-тихому: мужик достаёт нож, и ситуация теряет остатки фарса. За столько лет так всё надоело…

Мужик таращится на Игнатова:

– Здесь стой! А то ментов вызовешь, не успею.

Врач вскакивает, оказываясь довольно компактным человечком: Игнатову по плечо, а этому, злому, совсем в пупок дышит. Глаза пучит, а смотрится смешно.

– Да я!.. Вон отсюда! – пищит доктор. – У вас грыжа была, с мою голову! Как «зря на операцию», вы что?!

– Это не грыжа была! Не грыжа! Это центр контроля у меня там был! Идиот! Тварь!

Мужик бьёт ножом в грудь хирурга, без изысков и прочей техники боя. Прямо и решительно, под третью пуговицу. Нож застревает в рёбрах, мужик вопит что-то, а врач начинает заваливаться назад, его только и держит на ногах убийца, вцепившийся в рукоятку. Из-под лезвия растёт бурое пятно. Медсестра подвывает, забившись в угол кабинета. Она закрывает лицо руками, в одной из которых так и держит полис Игнатова.

– Стой смирно, сука! – рычит мужик, оглядываясь через плечо. – Стой и выживешь!

Игнатов пожимает плечами и остаётся на месте. Аура у мужика странная: как у нескольких человек сразу. Там и скорая смерть, и жизнь до старости. И болезни, и здоровье. Даже мужчина он или женщина – и то непонятно. Чудной какой-то тип, ни разу таких не…

Мужик вырывает нож с неприятным хрустом. Доктор окончательно валится назад, сметая на пол хлипкий монитор и пачку чьих-то карточек.

– Простите, ради Бога! – говорит Игнатов. – А вы, собственно, кто?

– Палач! – решительно отвечает мужик. Перекладывает нож из одной руки в другую и идёт к медсестре. Та даже не воет – тихо скулит, сев на пол. – Аз есмь кара Господня и ангел Судного дня.

– Палач? А, ну да… Ясно. – Игнатов смотрит на перемешанные над головой убийцы цветные линии, всполохи свечения и примерно понимает, кто перед ним. Странно, вроде бы запрещено пересекаться без повода, а здесь такое дело… Хотя, если центр контроля удалить? Вот интересный оборот получается.

С медсестрой тоже покончено, кстати. Шустрый какой Палач, ничего не скажешь! Профессионал.

– Слушай, Палач… Я вот Оракул. Пойду я, а? Убивать меня не надо. Всё же почти родня…

– Да иди! – хмыкает мужик. Стоит посреди кабинета победителем, а сам не знает, что дальше делать. Контроля нет, а там вся программа была зашита. Вот и тупит. – Привет передавай там… Нашим. Меня скоро уберут, да я и не против. Устал тут уже, не справляюсь.

Игнатов кивает и открывает дверь. В коридоре всё по-прежнему, людей только добавилось. И снова – цок, цок, цок.

– Доктор освободился? – спрашивает маска из помады, теней и прочего макияжа.

– Ага. Окончательно. – Буркает Игнатов и идёт к выходу. Никто не видит пылающую над головой алым ауру и сложенные за спиной крылья. Вам это видеть и не положено, а у Игнатова опять медкомиссию пройти не удалось.

Грустно ему.
Источник: © Юрий Мори
2 385
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
hellguard 26 октября 2019 в 18:32
Медкомиссия дело такое. С утра общий анализ крови натощак, потом флюорография и врачи по списку. А если он практически ангел (с крыльями) какой к черту аппендицит?:O
Ответить

4

prosto_tak 26 октября 2019 в 18:48
практически ангелу наверное нужна причина
для посещения врача.:-)
Ответить

3

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.