L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pier

где самодержец комнатный зацепился, склерозник свой потерял?))

pash2122

Из дневника, Камергер вошел в покои, и доложил,-Письмо от челяди. -Ну приперся, читай. Ваше Величество,много воды,разрешите своими словами? -Разрешаю! Народец просит вернуть былое,что бы государство было как прежде,веселое,сытое,довольное..Потягивая утренний кофе, у раскрытого окна и любуясь невероятными пейзажами и пением райских птиц, удивленно ответил,-О как!Народец хочет что бы за него все сделал кто-то?А почему сами не хотят, разбалывались?Все ждут пока мы смахнем крошки со своего стола!

pier

Росомаха по 100 картинок в один пост напихивает, а некто, не будем показывать пальцем хто, засирает своим околополитическим калом всю ленту постами состоящими из 2-5 никому нах не нужных изображений. граждане, постите юморные рассказы и видосы!)) задавим эту политическую каку!))

inulka

А и правда, господа! Лет десять тут не была - заметно грустнее сайт стал, все больше про политику, а шуток маловато((. Давайте уж поржем от души что ли))

pier

я давно предлагал стебаторов запретить. Беллеаркадьевне тоже всего наилучшего.))

Написать

Благодать!

13

История

Добавил:

prosto_tak 5 сентября 2019
Странный запах разбудил меня, кто-то варил адову смесь. Мозг наполнялся различными ароматами, которые выедали его изнутри. На минуту мне показался, что данная вонь даже парализовала мою ЦНС и я не могу двигаться. Сваливаюсь с кровати и ползу к выходу, перелезая через раскладушку, где сопит Шат. Оглядываюсь по сторонам, комната хоть и деревенского дома, но очень ухоженная, внутри отлично отделана, дорогая мебель, недешёвые гаджеты, разбросаны явно на рабочем столе хозяина. Выхожу на кухню, там никого, прохожу дальше, на террасе тоже никого, дверь на улицу открыта, именно оттуда идёт зловонный запах. В шезлонге с ноутом сидит Славик и пялится в кипящий котёл.

Славик когда-то жил в Москве, он и сейчас в принципе москвич, прописан в шикарной квартире на Арбате, совладелец какой-то IT компании. Однажды он собрал нас всех и объявил, что уезжает жить в деревню.

- А что? Работать я и на удалёнке могу, квартиру сдам, не пропаду - пояснил он.

Семьи у него нет, пока нет, поэтому данное решение, хоть и показалось странным, но ничего криминального в нём никто не увидел. Пару раз в месяц он выписывает в своё «поместье» гламурных кисо, проводит тут экскурсии, показывает московским шветским швицам, откуда берётся молоко, и поясняет, что курица – это не Петеленка, и не баба за рулём, а вполне себе живое существо, бегающее на двух лапах. Живёт он и правда, очень не плохо, пи#дец как не плохо. При желании, наверно он мог вообще всю деревню купить. Когда Шат сказал ему это, он задумался и изрёк:

- Если я тут всё куплю, народ уедет… С кем я общаться то буду?

Народ Славика любит, мужикам он одалживает на водку, а с бабами обсуждает различные телесериалы и поясняет, что такое Интернет. Короче, деревня и Слава нашли друга друга, слились в гармоничном экстазе и отпускать друг друга, по прошествии лет не хотят ни под каким соусом.

- Здоров, – протягиваю я руку.

- Аааа, Саня… - привстаёт Слава.

Я жестом показываю, чтобы он сидел на месте. Лишние телодвижения сейчас вредны моему зрению.

- Что за вонь?

- Казанова варит.

- Что этот чудило варит?

- Не знаю, – пожал плечами Славик. - Суп авдей из овечих мудей наверно.

Я беру половник и перемешиваю… В котле плавает какая-то рыба, вермишель, картошка, в общем всё намешано.

- Скорее это суп-лапша, пи#дец наелся, – резюмирую я.

- Или так, – невозмутим Славик.

- А где сама «Высоцкая»? – спрашиваю я, и плюхаюсь в кресло.

- Кто?

- «Высоцкая». Пи#да такая есть на ТВ, тоже с утра всякую х#йню готовит, – пояснил я.

- Аааа, пошёл за лаврушкой. У меня её нет правда, поэтому он сказал, что и лист чёрной смородины подойдёт.

- Ну да, разницы-то между лаврушкой и чёрной смородиной вообще нуль. Слав, а пиво есть?

- Да, вон там, в сумке, охлаждённое, – указал приятель на огромный баул.

Я достал пару бутылок, протянул одну ему, мы открыли, чокнулись по-болгарски, и выпили. В это время к нам уже шагал кулинар.

- Во, полудурок уже проснулся… - поприветствовал он меня.

- От той вони, которую ты тут развёл, и проснуться, и помереть можно.

- Ни хера ты не понимаешь. Это «Зуппа ди пеше», - поднял указательный палец вверх Казанова.

- Что это?

- Итальянский суп с морепродуктами, - пояснил Казанова.

- Это и есть морепродукт? – я взял за хвост худосочную плотвичку и приподнял над котлом.

- Брысь! – и Казанова ударил меня по руке.

- От твоего ди шеше даже мухи дохнут.

Огромная жирная муха, которая пролетала над котлом, то ли реально от запаха, то ли того, что на крылья попал пар, сманеврировала прямо в котёл. Казанова тут же полез её вытаскивать.

- Оставь, наваристее будет – улыбнулся я.

- Иди ты на хрен… И, кстати, мухи на всякую х#йню слетаться не будут, только на натуральный продукт, – пояснил кулинар.

- Ага, они и на говно слетаются, тоже своего рода натур-продукт, – сказал Славик.

- Слав, а где собака?

- Лав что ли? Вон под кустом спрятался, он сначала долго сидел возле котла, потом заплакал и ушёл, не выдержал ароматов.

- Да, Казанова, я в своей жизни знал только двух х#ёвых кулинаров: Высоцкую и Сталика Хиджиева, вот теперь и ты добавился в этот «почётный» список, – сказал я.

- Да идите вы, ни ложки не получите!

- Боже упаси, мне ещё дочь в школу, а затем и в институт отдать надо, – сел я обратно в кресло.

- Господи! Кто тут сдох? – проревел проснувшийся Шат.

- Это Андрюша да шеше варит, – пояснил я.

- Зуппа ди пеше! Село, – поправил меня Казанова.

- Воняет твоё шеше, деревня, на всю деревню, – махнул я рукой.

- Казанова, хоть крышкой накрой, невозможно, у меня даже майка провоняла, – и Шат обнюхал плечи футболки.

За забором появилась соседка, которая тоже почувствовала запах варева, которое захерачил Казанова.

- Привет, Слав! Друзья приехали? – спросила она.

- Да, баба Шура, здравствуйте! – ответил Славик.

Мы все поздоровались.

- А шо это такое вы там варите, пахнет то как… - спросила бабка.

- Это Зуппа ди пеше! – поспешил сказал Казанова.

Бабка покосилась на него недоверчиво.

- Суп такой, итальянский, в Москве такое едят, – пояснил повар.

- В Москве такое едят? Путч что ли опять? – спросила бабка.

- Почему путч? – удивился Шат.

- Продукты видать кончились у вас в столице, раз такое едаете… Я такой навар свиням готовлю, – пояснила старуха.

- Ещё одна… село… - прошипел сквозь зубы Казанова.

- Ребятки, коли кушать нечо, давайте пирожков вам вынесу, – предложила бабулька.

- Да не надо, спасибо, у нас всё есть, – запротестовал Слава.

- Я сейчас! – и бабка скрылась в доме.

Через минут пять она вынесла нам целую тарелку пирожков и большую тарелку заливного.

- Да не надо... – начали отнекиваться мы.

- Берите, берите, я много сделала, думала сын с города приедет, а его с работы не отпустили, - пояснила старушка.

- Сань, там, в шкафу, где бутылки, возьми бутылку Куантро, и конфеты там же захвати. Я тут местных старушек периодически угощаю, много им нельзя, а в чаёк добавить, самый раз! – подмигнул Славик.

Я принёс ликёр и конфеты, свершился обмен, все остались довольны, все, кроме Казановы, который помешивая свою бурду, стоял и мысленно посылал всех к едрени матери.

Сели завтракать, заливное, пирожки, Славик достал буженинки местного приготовления и кровяной колбасы, всё это дополнила водка, так же местного производства. Не самогон, а именно водка. Всё натур-продукт. Глядя на Славу, мне показалось, что он даже помолодел в деревне, пропали вечные мешки под глазами, пропали мимические морщины на лбу. В Москве он жил, как и все мы в состоянии: "А хули?" Поэтому складки на лбу были неотъемлемой частью его лица. Теперь же жизнь в состоянии: "Всё по х#ям и всё до пи#ды", сделало из него уравновешенного спокойного мужика, без проблем и за#бов.

- Иди есть, - сказали мы Казанове.

- Я своё буду есть! В жопу ваше заливное! – протестовал продолжатель дела Сталика.

Лавик, почуя запах холодца, вылез из кустов и пошёл в нашу сторону.

- Во, во, собака ко мне идёт. Знает, где вкусно! – и Казанова зачерпнул ложкой из котла, подув, попытался всучить собаке ложку своего отвара.

- Траванёшь псину, пристрелю, – откусывая пирожок, сказал я.

- Иди ко мне Лавус, Иди сюда… - Казанова попытался засунуть собаке в пасть своё шеше, но Лавик увернулся, проскочил у него между ног и побежал к нам.

- Умник, держи холодца, – и Лавик с удовольствием начал наяривать деревенское лакомство.

- Казанова? А чего ты сам не ешь свою бурду, ссышь? – спросил Шат.

- Я ем! Почему не ем? – Казанова положил в тарелку половник своей смеси и уселся рядом с нами.

- Ну? – посмотрел я на него.

- Давай! – сказал Славик.

- Господи, прости меня грешного! – Казанова перекрестился и занёс ложку супа себе в едало.

- Млять, ты рыбу не почистил что ли? – спросил Шат, разглядывая тарелку Казановы.

- Чего? – спросил я.

- Да тут кишки плавают, – уточнил Шат.

Казанова сидел с полным ртом варева, но не глотал.

- Тут наверно и рыбьи какашки плавают, – добил повара Шат.

Казанова выплюнул смесь, и заорал. На крик выскочила баба Шура.

- Мальчики, что у вас стряслось? – испуганно спросила она.

- Да, у приятеля шеше его не в то горло попало, – пояснил я.

- Вот всегда говорила, есть надо натуральное, а не заграничную дрянь всякую. Шеше, придумают же, – покачала головой она.

- Не солёное просто, – не сдавался Казанова.

- На, соли, и ешь, – протянул я солонку.

- Горячее, – ответил Казанова.

- Мы подождём, времени вагон! – сказал Шат.

Казанова уныло сидел и ковырял ложкой свой суп, и ждал… Наверно ждал, пока мы съ#бёмся, чтобы вылить свое варево к чёртовой матери, как большинство из нас поступало в детстве с кашей, когда родители отворачивались.

- Слава, Слава! Ты дома? – послышался голос, - Ты дома? – голос приближался.

- Здорово, Вов! – поздоровался Славик с мужиком, который тут же подошёл к столу, налил себе стопарь и ни слова ни кому не говоря, махнул.

- Нашёл! – занюхал он рукавом.

- Что нашёл?

- Бредень нашёл! Помнишь, говорил тебе, что бреденёк у меня козырный есть.

- Ну?

- Что ну? Можем на рыбалку сходить, по ручью пройдём, там не глубоко, – и мужик налил себе ещё водки.

- Да ну…Бредень, невод, сети - не спортивно всё это, – махнул я рукой.

- А ты до х#я спортсмен что ли? С удочкой как чумной по берегу бегать? – посмотрел мужик на меня.

- В самом деле, Сань, Казанова всю рыбу извёл на своё говно, а вечером уху хотели сделать, – сказал Шат.

Мужик посмотрел в тарелку Казановы, взял ложку, зачерпнул и съел, подумал и сказал:

- На баланду похоже, соли только мало…

- Вот, вспомнил что за запах! – ударил себя в лоб Шат. - Баланда, точно, родимая.

- Это Зуппа ди пеше! – чуть ли не в слезах оправдывал своё варево Казанова.

- Залупа это, а не зуппа… Ладно мужики, давайте к реке через часик, я пока вёсла от лодки надыбаю, – и мужик, прихватив с собой бутылку со стола, ушёл.

- Это что сейчас было? – спросил я.

- Ааа, это Вова, он тут что-то типа того, кто всё знает и всё умеет, нужный мужик, – сказал Слава.

- Казанова, не мучайся, выливай свою баланду, ешь нормально, и пошли на реку собираться, – сказал Шат.

- Может Лав всё-таки съест?

Лав посмотрел на Казанову как на говно…

- Понял, понял, выливаю… - сдался «Сталик»

Мы поели, отдали посуду бабе Шуре, ещё раз поблагодарили и начали собираться на речку. Нарядились в плавки, взяли вёдра, и сели на лавку ждать Казанову, наш «звёздный повар» появился в дверях в болотных сапогах, штанах и куртке болотного цвета, на репу он надел шляпу. Выглядел он как Д`Артаньян, который спьяну из Парижа забрёл в русскую деревню , и теперь бродил среди сосен и берёз, вопрошая: "Какого х#я я тут делаю?"

- Казанова, ты #бнулся? – спросил я.

- А что?

- На хрен этот маскарад?

- А что?

- Через коромысло и плечо. Кухня итальянская, вид французский, у тебя что сегодня, день европейской культуры в российской жопе, что ли?

- Нет… Просто по воде ходить лучше в болотниках, шляпа - чтобы голову не напекло, а костюм - чтобы там оводы и прочая дрянь не покусали, – пояснил он.

- Ага. А по горло когда лезть придётся, ты в куртке будешь?

- Он же сказал, там не глубоко.

- Да брось ты, Сань, пусть идёт, в чём хочет, – махнул рукой Шат.

Мы вышли за забор и зашагали к реке. Лав шел рядом с Казановой…

- Сань, а Сань?

- Чего тебе?

- Запили фотку мою с Лавиком, Светке отправлю…

- Чем я тебе её запилю? Хреном?

- На телефон сфотай и скинь мне.

- На хрен мне телефон на рыбалке?

- На, на мой сфотай.

Я взял его трубу, нашёл камеру, в этой время Казанова примостился к Лаву, приобнял его.

- Назову её: Мы с Мухтаром на границе!

- Пи#дец, ты сама оригинальность! – зевнул Шат.

- У тебя тут вся память забита…

Казанова подошёл, взял трубу и начал пролистывать альбом: Казанова, бабы, бабы, Казанова с бабами, Бабы, бабы, бабы без Казановы.

- Удали что-нибудь…

- Не могу…

- Ну, тогда иди на хрен…

- А карты памяти ни у кого нет? – спросил Казанова.

Мы посмотрели на него, как будто он с луны упал.

- Да понял, я понял, потом значит подумаю, что удалить, или Шат мне свою карту памяти даст, – убрал телефон Казанова.

- Пи#дюлей я тебе скорее дам, чем карту памяти, – сплюнул Шат.

Неспешно мы дошли до реки, там слева Володя уже снаряжал лодку, стоя в семейных трусах, вычерпывал воду. Справа лежали и загорали пара девиц. От форм у Казановы даже шляпа приподнялась. Он осмотрелся вокруг, нашёл перо от какой-то курицы и, вставив его в шляпу, пошёл на абордаж.

- Девушки! Я влюблён! И как сказал Петье: «Любовь – это жажда неизвестного, доведенная до безумия». Поэтому теперь я влюблен и безумен в своей любви, - Казанова снял шляпу и сделал поклон.

Мы переглянулись. Бабы привстали и улыбнулись. Такой речи они явно никогда не слышали. Все ухаживание местных «мушкетёров» ограничивалось банальным: "Пойдём!"

- Чего это с ним? – отвлёкся от своего занятия Володя.

- Дааа, так… По голове в детстве книжкой стукнули, вот теперь как голову напечёт, представляет, что мушкетёр, француз, – закурил Шат.

- Ааааа... – протянул Володя. - А он того…Не буйный? – на всякий случай наш новый приятель взял весло.

- Да нет, его только на баб в этом состоянии постоянно тянет, – пояснил Слава.

- Ну, это сколько угодно. Эти всё равно не дадут! – сделал заключение Володя, который явно подкатывал к девицам.

- Хммм… - ухмыльнулся Шат.

- Что? Не дадут, говорю! – настаивал мужик.

- Он сейчас с Петье начнёт, потом промаринует их с помощью Моруа, всё это дело сдобрит Проперцием и добьёт фразами Ларошфуко, – сказал Шат.

- Чаво? – удивился Володя.

- Не бери в голову, – сказал Славик.

- Эй, Атос хренов, ты плывёшь? Или как? – крикнул я.

- Друзья, о друзья мои, тут наши пути расходятся, я не могу оставить столь очаровательных дам в одиночестве!

- Слышь, друг, вообще-то ты всю рыбу проэтовал на свою похлёбку, тебе, в принципе и ловить, – сказал Шат.

- Я думаю, вы поймёте и простите своего друга, который волею судьбы нашёл своё счастье! Ведь любовь – это ….

- Да поняли, мы поняли, только заткнись, – махнул я рукой.

- Мы будем ждать вас на берегу! Рюкзак только с водкой и коньяком оставьте! – крикнул Казанова.

- Ларошфуко под водку, на берегу реки в окружении мух и слепней, – покачал головой Славик.

- И красивых дам… - я кинул рюкзак в сторону Казановы.

Тот изловчился и в прыжке поймал ценный груз.

- Дасаев! – похлопал Шат.

- Валите уже, не хвоста и чешуи, как говорится, – Казанова помахал нам рукой. - Собаку, собаку забыли…

Я вылез из лодки, взял на руки Лавика и втащил в лодку. Лодка, покачиваясь, поплыла в сторону места, где по словам Вовы находился ручей, набитый рыбой. Причалив к берегу, мы развернули бредень. Пёс вылез на берег, упал на бок и уснул, наблюдать за тремя долбаклювами в трусах и с сеткой ему явно не хотелось.

- Так…Бредень широкий, поэтому вообще весь ручей можем процедить, давайте держите. А мы со Славой на тот берег…

Так и сделали, опустили бредень в воду и на счёт "три" пошли от начала к концу «отростка»…

- Млять, чего так тяжело? – спросил Шат.

- Хрен его знает.

- Рыбы много просто! – орал с другого конца ручья Володя.

- Судя, по тому, что мы даже сдвинуться с места не можем, её не просто много, её до х#я!– пыхтел Шат.

- Давай мужики! Не нойте! Вперёд! – командовал Славик.

- Слышь, ты сам-то, смотри не обосрись, вон глаза уже навыкате! – крикнул Шат.

- Обосраться не очково, а вот рыбу упустить позор! – демонстрировал специфику местной ловли Славик.

- Мне кажется, мы тут не рыбу, а траву собираем, – сказал мне на ухо Шат.

- Молчи грусть, молчи… И тяни! – сплюнул я.

После часа #бли с этим бреднем, мы почти дошли до конца ручья. Тяжесть была неимоверная, как будто мы не бредень тащили, а скульптуру «Родина мать».

- Ну, мужики, ещё чуть-чуть и на берег! – орал Володя.

Через несколько минут мы вытащили наш улов на берег. Рыбы и правда было до хрена и больше, одно «но» - это рыба была из сетей, которые мы вытащили нашем бреднем.

- Пи#дец, сеток-то, сеток... – покачал головой Шат.

- Вов, нам башку не свернут за эти сети? – спроси я.

- Нам? Кто? Я любого тут в радиусе 100 километров размотаю. Туристы какие-нибудь дрищавые поставили. Что стоим? Вытаскиваем рыбу, я за лодкой, грузимся и валим.

Мы вытащили рыбу, сети, бредень и улов погрузили в лодку и поплыли к «порту приписки».

- Собака! – спохватился Шат.

- Да, млять…

Я нырнул и поплыл в сторону спящего Лава, загрузили животину на лодку. Рыба, хоть и вызывала у псины интерес, но он её не трогал.

- Не сожрёт? – спросил Вова.

- Неа, он только гречку любит, – сказал я.

- Вегетарианец, – погладил Лавика Шат.

- Кто? – удивился Володя.

- Аллергия у него на рыбу, ест только гречку, мясо немного, – пояснил я.

- Пи#дец, вы там все больные в городе. Люди в мушкетёров играют, собаки рыбу не жрут. Как вы там вообще живёте?

- Не живём… Выживаем, – уставился на водную гладь Шат.

На берегу уже разворачивался полный лямур. Казанова, приобняв девах, рассказывал им, как ох#енно гулять по Монмартру, затем сидя в кафе де Флор, потягивать кофе и предаваться размышлениям о вечном. Из элементов одежды у него остались лишь шляпа и трусы. Заметя нас, он прервался и пошёл к берегу, его новые пассии последовали за ним.

- Ух ты, сколько рыбы! Девушки, удачливый рыбак угощает не байками, а рыбой, как говаривал Андрей Соколов. Поэтому сегодня я буду угощать вас замечательным итальянским блюдом Зуппа де пеше! – продолжал щебетать полудурок.

- А что это такое?

- Это уха, только на итальянский манер!

- Андрюшка, какой ты всё-таки классный! – восхищалась одна из девиц.

- Андрюша, если ты к этой рыбе притронешься и подойдёшь к котелку, я из тебя самого пеше нашинкую и лупой твоей внутрь выверну, – рявкнул Шат, явно уставший.

- Ладно, ладно… Варите свою уху, – поднял руки вверх Казанова.

- Ну чего, все ко мне? – предложил Славик.

Все кивнули и начали выгребать из лодки рыбу, укладывая её в вёдра, сети взгромоздили на Казанову, который продолжал нести какую-то ересь про французских моряков, которые были настолько романтичны, что после каждого похода в море привозили своим любимым букеты экзотических цветов.

- Триппер и гонорею они им привозили, – буркнул Шат.

- Ну а что, своего рода тоже «экзотические букеты», - пожал плечами я.

Придя домой, мы вылили варево Казановы и начали готовить уху. Вова сбегал за водой из источника.

- Только на ключевой воде надо варить! – заявил он.

Ну, инициатива, как известно... Пока он бегал, приготовили картошку, лук, специи, почистили рыбу, мелкую для навара, и порезали крупными кусками «элиту» для основной закладки. В конце приготовления влили рюмку водки, тем самым завершив процесс приготовления блюда. Казанова всё это время сидел и фыркал:

- Не изыскано…Вот останется рыба, приготовлю вам…

- Да, да, Андрюш…Приготовишь... – качал головой Славик.

В самый разгар пиршества на участке появился какой-то дедок.

- Мир в хату! – поздоровался он.

- Здорово, дед! Проходи, присаживайтесь, – тут же подскочил Славик.

Дед присел.

- Выпьешь?

- Наливай…

- А у меня горе, сынки... – махнул стопку дед.

- Чего такое дед? Кто обидел? Размотаем! – хлебая уху, сказал Володя.

- Да… Давеча вечером в ручей плавал, сетки там раскинул. Сегодня приплыл, а там пусто! Украл кто-то.

Мы все переглянулись.

- Туристы, поди. Понаедут… - сокрушался дедок.

- Да. Да точно туристы, – закивал гривой Вова.

- Туристыыыы! – протянул Шат.

- Ага, наглые такие! – поддакнул я.

- А вы на реке были сегодня? Не видели ничего такого? – спросил дед.

- Да, мы загорали, плавали, - сказал Шат.

- Да вы же... - начал Казанова.

Шат сходу у#бал ему по спине, да так, что Казанова упал рожей прямо в миску с ухой.

- Поперхнулся, – улыбнулся Шат.

- Ну ладно, налей ещё, да пойду я, – старик выпил ещё и пошёл к выходу. - Сетки! Сетки мои! – заорал он, увидя возле крыльца сети и бредень.

Мы сидели ни живые, ни мёртвые…

- Туристы говорите, сукины дети… - и дедок взял увесистый дрын.

- Вова, скажи ему, это ты нас туда потащил! – кричал я.

- Ах, значит ты у них самый основной «турист», мало я тебя щенка палкой по малолетству баловал! – орал дедок.

- Дедуля, дедуля, мы всегда можем прийти к консенсусу, ущерб мы тебе возместим! – пятился назад Шат.

- Возместите, куда вы денетесь, только я вам сначала вам ваши консенсусы поотбиваю к едрени матери, и возместите! – дед шёл на нас с дубиной.

- Бежим! – закричал Вова.

- Ты же говорил, что любого в радиусе 100 км ушатаешь! – на бегу сказал я.

- Ну его на хрен! Он, говорят по молодости, медведя дубиной прибил! – орал Вова.

- И судя по лицу, он его ещё и съел! – орал Шат.

Мы перемахнули через забор в лучших традициях бегунов с препятствиями. Дед не отставал…

- Траву не топчите, сукины дети! – орал он.

- Сань, а ты говоришь уехать, – говорил на бегу Славик… - Господи, благодать то, какая!

Ну а что? Четверо мужиков, за ними по усадьбе бежит дед с дубиной, действительно благодать!
Источник: © top_lap
1 339
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
hellguard 5 сентября 2019 в 09:47
Хорошо, что в обеденный перерыв читаю.:-D
Ответить

2

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.