L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pash2122

Из дневника, Камергер вошел в покои, и доложил,-Письмо от челяди. -Ну приперся, читай. Ваше Величество,много воды,разрешите своими словами? -Разрешаю! Народец просит вернуть былое,что бы государство было как прежде,веселое,сытое,довольное..Потягивая утренний кофе, у раскрытого окна и любуясь невероятными пейзажами и пением райских птиц, удивленно ответил,-О как!Народец хочет что бы за него все сделал кто-то?А почему сами не хотят, разбалывались?Все ждут пока мы смахнем крошки со своего стола!

pier

Росомаха по 100 картинок в один пост напихивает, а некто, не будем показывать пальцем хто, засирает своим околополитическим калом всю ленту постами состоящими из 2-5 никому нах не нужных изображений. граждане, постите юморные рассказы и видосы!)) задавим эту политическую каку!))

inulka

А и правда, господа! Лет десять тут не была - заметно грустнее сайт стал, все больше про политику, а шуток маловато((. Давайте уж поржем от души что ли))

pier

я давно предлагал стебаторов запретить. Беллеаркадьевне тоже всего наилучшего.))

Oppozitchik

Был юмористический а стал какой-то вбросный.

Написать

Фахри.

14

История

Добавил:

prosto_tak 29 августа 2019
Конечно же, Фахри не был никаким колдуном и не имел никакого отношения к этой смертельной болезни, выкосившей добрую половину его племени. Но так случилось, что Фахри не только выжил, но даже не заболел, несмотря на свой возраст, который, по его воспоминаниям, приближался уже к семи десяткам. После эпидемии он остался самым старым человеком во всём племени, что, несомненно, вызвало много подозрений и перешёптываний.

Людской разум так устроен, что он всегда ищет ответы на вопросы, а когда не находит их, начинает задавать вопросы другим людям. Если же и те не могут на них ответить, то событие, не поддающееся объяснению, тут же покрывается одеялом мистики и остаётся обрастать слухами и домыслами. Так произошло и сейчас. Не в силах объяснить происхождение болезни, люди принялись искать её причину в происках потусторонних сил, и именно в этот момент судьба Фахри уже была предрешена. Не прошло и нескольких дней, как люди племени твёрдо убедили себя в том, что именно Фахри стал причиной всех их бед, и в том, что именно он с помощью тёмных сил впустил в племя смерть.

Как ни странно, но именно это ложное убеждение и уберегло самого Фахри от расправы. Во всём племени не нашлось ни одного человека, который захотел бы убить могущественного "колдуна" собственными руками, поэтому было принято решение просто изгнать его из племени.

Эту новость Фахри воспринял спокойно. Он знал, что ни один человек в мире не в состоянии объяснить что-то толпе, убеждённой в своей вере. Даже если они ошибаются. Выслушав решение совета племени, он отправился домой и, взяв с собой немного вяленых фиников, флягу воды, огниво и вязанку хвороста, навсегда покинул своё племя, в котором прожил всю свою жизнь. Конечно же, он понимал, что изгнание - это верная смерть, но так же он осознавал, что она наступит гораздо быстрее, если он воспротивится решению соплеменников и останется дома.

Фахри был из племени бадави, обитателей пустыни, поэтому не имело никакого значения - какой путь он выберет. Так или иначе, ему было суждено погибнуть в песках, поэтому, немного поразмыслив, Фахри решил идти на закат солнца. Ему показалось это символичным. Когда солнце скрылось за горизонтом и песок под ногами стал остывать, Фахри решил устроиться на ночлег под старым сухим деревом, скелет которого невесть как уцелел под натиском ветра, песка и жары. Разведя костёр, он уселся напротив него и принялся жевать финики, глядя на то, как ветер пытается сбить пламя и сделать ночь ночью.

Опершись спиной о ствол дерева, Фахри уснул, но не прошло и часа, как что-то его разбудило. Он принялся озираться по сторонам, так как явно чувствовал чьё-то присутствие рядом с собой, но никого не увидел. Он попытался уснуть ещё раз, но бесполезно - чей-то пристальный взгляд он чувствовал кожей, и это не давало ему покоя.

- Выйди к огню, кем бы ты ни был! - выкрикнул он в темноту, но ничего не услышал в ответ. Даже ветер стих, наблюдая за тем, что же произойдёт дальше.

Фахри снова осмотрелся по сторонам, но за границей круга от костра невозможно было ничего разглядеть. В конце концов, какая разница, подумал он, даже если это злые люди и они хотят меня убить - пусть будет так. Чем быстрее всё закончится, тем лучше. Он закрыл глаза и снова погрузился в сон, но он был неспокойным и тревожным. Когда он проснулся, чтобы подкинуть в костёр ещё несколько веток, он наконец увидел того, кто так внимательно наблюдал за ним из темноты.

Напротив него, на самом краю света от костра, стоял лев. Увидев его, Фахри замер. Лев, в свою очередь, рассматривал человека. Фахри сразу заметил, что тот выглядит, мягко говоря, неважно. Было видно, что из его когда-то густой гривы были вырваны куски шерсти, а оставшаяся висела грязными клочьями, в некоторых местах покрытая тёмными пятнами. Бока льва впали и были похожи на доску для стирки из-за торчавших из них рёбер. Морда льва была покрыта свежими ссадинами и порезами, под которыми запеклись струйки крови, а левый глаз загноился и, судя по всему, уже совсем ничего не видел. Это был старый лев, который, скорее всего, был изгнан из своего прайда после жестокой битвы с молодым соперником, который теперь занял его место, получив то, что заслужил по праву - власть, самок и уважение других молодых львов.

Фахри, не сводя глаз со льва, вытащил из костра горящую палку и, выставив её перед собой, поднялся на ноги, прижавшись спиной к дереву. Лев наблюдал за его действиями с каким-то равнодушным интересом. Склонив голову набок, он повернул её так, чтобы видеть человека здоровым глазом и не пропустить ни одного его движения. Фахри тоже молча наблюдал за действиями льва. Он понимал, что здесь, в пустыне, ему никто не поможет, если лев решит напасть на него. Через несколько минут этого немого противостояния лев облизнулся и сел на задние лапы. Это движение не было похоже на подготовку к броску, поэтому Фахри опустил горящую палку и последовал примеру зверя, снова сев на песок.

- Я вижу, что ты голоден, - произнёс Фахри, - но у меня нет ничего, чем бы я мог с тобой поделиться, кроме этих фиников.

Лев ещё раз облизнулся и, раскрыв пасть, высунул язык, как будто смеясь над словами человека.

- А, тебя веселит то, что я предлагаю тебе финики, когда сам являюсь твоей едой? - произнес Фахри. - Да, наверное, ты прав. Будь я на твоём месте, я бы тоже смеялся.

Он замолчал, не сводя глаз со зверя.

- Тебя тоже изгнали из твоего племени? - наконец спросил он, - Да, я вижу, что это так, можешь не отвечать. Знаешь, а ведь мы похожи с тобой. И тебе, и мне осталось совсем немного. Не пройдёт и нескольких дней, как мы оба будем мертвы. И мы с тобой это понимаем.

Лев глухо зарычал.

- Ты боишься смерти? - как будто отвечая на недовольный рык, спросил Фахри. - Знаешь, несколько часов назад мне казалось, что я её не боюсь. Я решил, что встречу её здесь, под этим высохшим деревом. Скоро у меня закончится вода и еда, и мне ничего не останется, как умереть. И я принял эту мысль спокойно, ведь другого пути у меня нет, но... Странная штука. Я увидел тебя и мне теперь совсем не хочется умирать, хотя вроде бы ничего не изменилось - я всё так же обречён, как и несколько часов назад.

Лев снова рыкнул, как будто отвечая что-то человеку на своем языке.

- Да, я знаю. Ты думал о том же, - кивнул Фахри. - Ты тоже готовился к смерти и уже принял её, но вдруг увидел меня. Скажи, тебе ведь тоже перехотелось умирать, да? В тебе проснулась надежда и ты подумал о том, что съев меня, ты еще поживёшь?

Лев взмахнул хвостом.

- Разве это не странно? Мы оба - мертвецы, но увидев друг друга, мы захотели вернуться к жизни. Неужели смерть настолько ненавидит смерть? - Фахри провёл ладонью по песку и снова посмотрел сквозь огонь на зверя. - Что ты будешь делать, лев?

Лев поднялся на лапы, издав при этом какой-то жалобный рык, и, несколько секунд поразмыслив, шагнул по самому краю круга от огня. Заметив его маневр, Фахри переместился так, чтобы костёр продолжал оставаться между ними. Лев продолжил свой путь по кругу и только сейчас Фахри заметил, что тот сильно хромает на заднюю лапу. Видимо, молодой самец в битве за звание вожака прокусил её старому льву. Тем не менее, лев настойчиво двигался к своей цели и единственному шансу выжить. Через несколько минут человек и лев поменялись местами. Лев, обнюхав флягу с водой и мешочек с финиками, фыркнул и посмотрел на человека.

- Тебе не нравится моя еда? - произнёс Фахри. - Я понимаю, это не совсем то, чего бы ты хотел.

Лев ещё раз фыркнул и вдруг, резко прижавшись к земле, прыгнул через огонь на человека. В годы своей молодости он бы уже рвал на куски свежее мясо, но старость, голод и больная лапа сделали своё дело - не долетев до Фахри нескольких метров, он упал на песок, угодив лапой в огонь и осветив пустыню снопом искр, взметнувшихся из костра. Фахри тут же оказался по другую сторону от огня, прижавшись к дереву.

- Нет, лев, так просто ты меня не возьмёшь! - снова выхватив из огня горящую палку, произнёс он.

Лев же, осознав свой промах, зарычал и принялся слизывать обгоревшую шерсть со своей лапы. В эту ночь он больше не предпринимал попыток к нападению, хоть и пытался иногда подловить человека и обойти злой огонь, чтобы напасть на Фахри. Тот же был начеку и тут же менял своё местоположение, увидев очередной маневр льва. Уже под утро лев лёг на песок и уснул. Фахри долго наблюдал за ним, предполагая, что это очередная уловка зверя, но сам не заметил, как и его глаза закрылись. Старость брала своё.

Почему-то старики всегда спят меньше молодых. Быть может, при приближении смерти они всё ярче чувствуют вкус жизни и начинают понимать, что количество часов в сутках ограничено и чем меньше ты проспишь, тем больше времени останется на то, чтобы насладиться остатком жизни. Открыв глаза через пару часов, Фахри снова увидел перед собой льва. Тот всё ещё лежал на песке и зевал во всю свою пасть. Видимо, он тоже только что проснулся.

- Тебе что-нибудь снилось, лев? - спросил Фахри, отпив воды из фляги. - Мне уже давно ничего не снится. Это странно, ведь у нас, стариков, гораздо больше воспоминаний, чем у молодых, правда?

Лев снова зевнул и зарычал.

- Да, мне тоже иногда снится молодость, - кивнул Фахри, - но это бывает так редко, а сны выглядят такими смутными, что я тут же их забываю. А иногда хочется снова почувствовать себя молодым, правда? Сны - это единственная возможность вернуться в прошлое. Жаль, что они приходят так редко.

Он поднялся на ноги, и лев тут же последовал его примеру.

- Вчера я хотел умереть здесь, но ты ведь не дашь мне сделать это спокойно, - снова обратился ко льву человек. - Я пойду дальше, в пустыню. А ты попробуй выйти из неё и найти себе еду. Быть может, тебе удастся поймать какого-нибудь зверька и вырвать у смерти ещё один день жизни.

Фахри топнул ногой по песку, пытаясь отогнать зверя, но тот лишь опустил голову. Тогда человек поднял с земли камень и бросил его в зверя. Лев попытался увернуться от него, но у него это не вышло и камень больно ударил его по рёбрам. Взвыв от боли, он оскалил пасть и опять бросился на Фахри. Единственное, что тот успел сделать, это выставить перед собой руки и сделать шаг назад. Впрочем, этого было достаточно. Льву снова не хватило сил для завершающего броска. Полоснув когтем по руке человека, он приземлился на песок и снова взвыл от боли. Прокушенная лапа подвернулась и лев рухнул на песок. Этих секунд хватило, чтобы Фахри смог отбежать на несколько метров от раненого зверя.

- Послушай, лев. Разве ты не видишь, что мы с тобой слишком стары, чтобы убить друг друга? - тяжело дыша, спросил Фахри. - Ни у тебя, ни у меня не хватит на это сил. Давай разойдёмся по-мирному? Ты уйдёшь туда, где я не буду соблазнять тебя мясом своего тела, а я останусь здесь, у этого дерева, чтобы встретить свою смерть?

Лев со стоном поднялся на ноги и молча направился в сторону человека. Было видно, что каждый шаг даётся ему с трудом, но в его здоровом глазу отражалось страшное лицо голода, которое из века в век заставляло всех живых существ на планете совершать, порой, самые необдуманные и отчаянные поступки.

- Ну что ж, - убедившись в решительности льва, произнёс Фахри, - если ты решил, что мы должны встретить смерть вместе, так тому и быть. Возможно, что вдвоём нам не будет так страшно.

С этими словами он зашагал по песку вглубь пустыни, иногда оглядываясь на льва, который следовал за ним по пятам. Фахри понимал, что оставшегося хвороста ему хватит лишь на одну ночь, а фиников и воды - максимум на пару дней. Также он понимал, что еда вряд ли понадобится ему в ту ночь, когда он не сможет развести костёр. И это станет последней ночью в его жизни.

Фахри шёл весь день, иногда останавливаясь, чтобы немного отдохнуть. Старому больному льву тоже требовался отдых и, увидев, что человек остановился, он тут же садился на песок и зализывал рану на своей лапе. Когда солнце уже приблизилось к горизонту, Фахри развёл костёр и сел у огня, медленно пережёвывая финик и наблюдая за львом, который рухнул на песок после долгого и изнурительного перехода. В эту ночь оба спали крепким сном, а когда взошло солнце, они отправились дальше. Впереди шёл человек, который из последних сил пытался оттянуть срок своей неминуемой гибели, а за ним хромал лев, который желал того же самого.

На счастье человека, следующие ночи были звёздными, а полная луна достаточно ярко освещала пустыню, чтобы увидеть тёмное пятно льва на её фоне. Но свет - это не самое главное, что мог дать человеку костёр. Он давал и тепло, которого Фахри теперь так не хватало. Теперь он просыпался ночью от холода, и ему приходилось каждый час разминать свои мышцы, чтобы не замёрзнуть. Через два дня закончились финики, а к вечеру того же дня Фахри сделал последний глоток воды из фляги.

- Она уже близко, - сказал он льву, лежавшему в нескольких метрах от него, - ты готов к ней?

У льва уже не было сил даже для ответного рыка. Он просто повернул голову и посмотрел на человека долгим взглядом. Лев был уже совсем плох - из глаза непрерывной струйкой тёк гной, прокушенная лапа распухла и стала чернеть, а рёбра, казалось, при неосторожном движении разорвут кожу на боках. Фахри выглядел не лучше. За эти несколько дней пустыня высосала из него остатки жизни. Каждый шаг давался ему с трудом, ноги болели и отказывались идти, а глаза различали лишь силуэты. Но ни человек, ни лев не могли остановиться. Какая-то дикая жажда жизни заставляла их двигаться вперёд. И пусть их мотивы кардинально различались - лев хотел съесть человека, а человек бежал от льва, но цель у них была одна - выжить. Хоть оба уже и понимали, что не выживет ни тот, ни другой, и этот путь не имеет смысла.

Весь следующий день они снова шли. Шатаясь из стороны в сторону, падая и снова поднимаясь, два живых мертвеца продолжали свой путь то ли от смерти к жизни, то ли наоборот - от жизни к смерти. Поднявшись после очередного падения, Фахри открыл глаза и увидел перед собой бархан. Он не был слишком высоким, но сейчас даже такое препятствие было для него непреодолимым. Он обернулся и посмотрел на льва. Тот уже не шёл, а полз за человеком, из последних сил перебирая лапами. И Фахри тоже пополз. Песок уходил из под его рук, но он продолжал свой путь наверх. Когда до вершины оставалось несколько метров, силы покинули его. Перевернувшись на спину, он посмотрел вниз. Лев уже не двигался. Он просто лежал и смотрел на человека.

- Она уже здесь, лев, - прошептал Фахри, но тот вряд ли его услышал.

Собрав последние силы для рывка, Фахри всё же преодолел гребень бархана. Сначала ему показалось, что он уже умер и видит перед собой рай, но мотнув головой из стороны в сторону и протерев ладонями глаза, он увидел в сотне шагов от себя оазис. Он видел тень от зелёных листьев деревьев, он видел людей и верблюдов, которые, судя по всему, совсем не испытывали ни голода, ни жажды.

Неизвестно откуда у людей берутся силы, когда кажется, что их уже нет совсем. Фахри поднялся на ноги и почти побежал к оазису. Спотыкаясь и падая, скрипя песком на зубах, но он всё же добрался до него. Бросившись к колодцу, он наконец-то прильнул губами к воде и пил, и пил, и пил, но никак не мог напиться. Но вдруг он замер и, схватив флягу, висевшую на его поясе, набрал в неё воды и бросился обратно в пустыню.

- Лев! Лев, очнись! Лев, она ушла, лев!

Он стоял на коленях перед львом и, схватив его огромную голову, пытался открыть пасть, чтобы напоить того водой. В какой-то момент лев открыл глаз и посмотрел на человека долгим тоскливым взглядом. Затем, приоткрыв пасть, он сжал в зубах руку Фахри, но на этом его силы иссякли.

- Не умирай, лев! - кричал Фахри и тормошил зверя. - Ты хочешь съесть мою руку? Ешь её, лев! Только не умирай! Я прошу тебя, лев... Я отдам тебе обе свои руки, только не умирай!

Из глаз Фахри брызнули слёзы. Он обнял голову льва и прижался к ней своей головой.

- Не умирай, лев. Пожалуйста... - прошептал он, - ты не можешь оставить меня здесь одного.

Но лев был мёртв.

***

Племя, которому принадлежал оазис, находилось не в самых лучших отношениях с бывшим племенем Фахри, поэтому, когда он рассказал людям историю своего изгнания, те приняли его к себе. Фахри прожил долгую жизнь и часто вспоминал того, кто, пытаясь его убить, заставил бороться за жизнь и не сдаваться, но погиб сам, подарив свою жизнь человеку. Фахри уже давно умер, но я верю, что где-то в пустыне они снова встретились и уже никто и никогда их не разлучит.
Фахри и его Лев.
Лев и его Фахри.
Источник: © ЧеширКо
1 254
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
hellguard 29 августа 2019 в 16:22
Не будь льва, и человек, скорее всего не выжил бы.
Ответить

3

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.