L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pash2122

Из дневника.. продолжение. Экипаж остановился у мрачного здания, охранник спросил- Кого не легкая принесла!? Из кареты отчетливо прозвучала фраза- Пшел прочь, пёс! Дверь открыли, неспешно вышел. Темная накидка скрывала меня. -К кому? спросил охранник серого, мрачного здания. Кучер хриплым,уставшим голосом ответил- В самую темную темницу, к узнику под номером Ноль! Глаза охранника округлились от ужаса, на мгновенье он пошатнулся.За дверью с 10 замками, лестница вела вниз.

pier

Всех с Днём Победы! Пациентов тоже!))

leon2008

Как практикующий терапевт, скажу Вам что аминалон - это тот же пикамилон, он же глицин ( то бишь аминокислота, которая для улучшения мозгового кровообращения). А вот АМИНАЗИН, это любимый препарат психиатров. Вот чего это я разумничался... С ДНЁМ ПОБЕДЫ НАРОД!!!

pier

херассе тя штырит! хорошо ещё аминалон не прописали.

leon2008

я думал мне дают витаминки... но с каким то странным названием... АМИНАЗИН...

Написать

Очевидец.

20

История

Добавил:

prosto_tak 4 мая 2019
У меня появился двойник. Моей вины, да и вообще участия в этом процессе не было. Более того – я и узнал о нём далеко не первым. Обычно так и случается.

– Чего не здороваешься? – хмуро спросил Андрей. Его манера: звонить так, без привет – пока. Бизнес as usual.

– И тебе не хворать. С кем не здороваюсь?

– Со мной, чувак, со мной. Чуть не сбил в коридоре вчера, глазами похлопал – и пошёл. Борзый стал?

– Сдурел? Я неделю на больничном. У меня коридор только до сортира. И обратно. По стеночке.

Андрей хрюкнул в трубку.

– Не грузи. Что, я тебя не узнал, что ли? Коридор у нас на работе, седьмой этаж, если важно. Новый костюм у тебя, кстати, говно! Слишком блестящий.

Я представил себя в блестящем костюме. Поморщился.

– Да болею я, блин. Обознался. Бывает.

– Свинтус ты, Пашка. В натуре.

Поговорили… Я бросил трубку в ворох блистеров с таблетками. Температура не спадала. Острое респираторное. Оно же вирусно-непонятное. Выключает человека из жизни дней на десять, видимо, так надо. Химчистка кармы. Раньше наблюдал только со стороны, но теперь вот так…

Опять телефон. Твою мать, горло скребёт, глотать больно – не то, что говорить.

– Павлик, ты выздоровел? Молодец, правильно, долго валяться вредно. Мог бы и набрать по внутреннему, я же беспокоюсь. У нас, прикинь, хохма: Маринка замуж выходит. Пришла сегодня с новой прической, туфли, платье, аж сияет. Кто, не говорит, но, наверное, из новых поклонников. Старые устали ждать. А я вот думаю, может мы к выходным в кафе…

– Стоп, – прохрипел я. Не обидится, надеюсь. – Вика… Я дома. Болею. Тридцать восемь и три. Еле говорю. Какое кафе?!

За окном шуршит дождь. Медленно, размеренно. И здорового человека вгоняет в дремоту, а уж больного… Телефон я выключил. Если ещё кто-то расскажет, что я выздоровел, боюсь, сразу пошлю. Глаза сами собой закрываются, но я сопротивляюсь. Мне не по себе от звонков: кого они там все видели?

У меня есть версия, но она мне не нравится. Более чем. То есть совершенно.

А, чёрт с вами! Встаю, одеваюсь. Жадно пью воду, скрежеща воспалённым горлом. Ключи, документы, зонтик бы не забыть.

Машина заводится неохотно. Ей тоже хочется спать, но я настаиваю. Дождь барабанит по крыше, стекает мутными струями по окнам. Двор через них похож на картину неведомого импрессиониста. Или на мир – глазами близорукого без очков.

Дороги забиты плывущими по лужам островками одиночества разных марок. Пешеходы жмутся к домам, вытягивая вверх зонты, чтобы не сталкиваться. Небо лежит на крышах домов и обильно плачет. Вселенская грусть. Я еду медленно, голова ватная, не хватает только задеть бампером чужое одиночество.

Офисное здание напоминает маяк. Или пассажирский корабль, с цепочками сияющих иллюминаторов. Плавание в никуда, но за хороший оклад пассажиров. Плюс годовые бонусы для особо успешных. А ещё там внутри, что снаружи и не видно, карьерные лестницы и несколько социальных лифтов. Последние – для детей значимых персонажей.

Я подъезжаю к своей парковке и резко торможу. Место занято ровно таким же «лансером» мордой наружу. С теми же номерами. Если бы не дождь, кто-нибудь со стороны, наверное, заметил. Хотя люди невнимательны в любую погоду, зря я так. На самого двойника идти смотреть смысла не было. Похож, разумеется. Один в один, что уж там. Вкус в одежде похуже, но это такие мелочи…

Я подумал и сдал назад, бодро развернулся и выехал с парковки. Моя версия не просто обросла мясом и жилами, в неё вдохнули душу и прочие признаки живого существа. Теперь надо действовать. Прежде всего, позвонить… Ага. Молодец. Выключенный телефон так и остался сторожить залежи тамифлю и прочего панадола.

Звонить не с чего, поеду так.

После моста потянулся уютный пригород. Аккуратные домики за недешёвыми заборами, чем-то похожие друг на друга своей основательностью и ценой. Иногда среди них мелькали выкидыши фантазии и дурных денег – с башенками, флагами и прочим средневековьем работы молдавских умельцев. Машин мало, это вам не центр. Здесь только свои, а они почти все на работе. Дел-то всегда по горло: как прибавить к миллиону ещё миллион и радостно смотреть в будущее.

Нужный мне домик был лишён пошлости. Скромные два этажа и неброские гаражные ворота. Даже ограда – не кованая, с пиками для насаживания голов, как у соседа, а обычные листовые простенки между кирпичными столбиками.

Я нажал кнопку звонка и посмотрел в еле заметную точку камеры под навесом.

– Заходи! – В замке что-то щёлкнуло, и я толкнул тяжёлую калитку. Прямая дорожка, выложенная тёмными от дождя камнями, упиралась в уже приоткрытую входную дверь. Хороший знак, ведь мог бы и не открыть. Или нет? Посмотрим… Впрочем, силой от хозяина ничего не добьёшься, а поговорить он обычно не против.

Внутри всё как обычно: обширный пустоватый холл, вешалка из оленьих рогов на стене, стойка для зонтиков, длинная скамья – хозяин не признаёт пуфиков и прочей современной дряни. Двери справа и слева, ведущие неведомо (для меня) куда, и широкая лестница на второй этаж.

Я неторопливо повесил куртку, зонтик, пригладил успевшие намокнуть, пока выходил из машины, волосы. Лоб просто горел, несмотря на горсть утренних лекарств. Чёрт с ним, не свалюсь. На лестнице, как обычно, скрипнула третья снизу ступенька.

– С чем пожаловал? – хозяин сидит у камина. Мне его комната всегда напоминает что-то из фильмов про старую добрую Англию. Эдакая Бейкер-стрит 221б.

– Добрый день! – отвечаю я. Обстановка располагает к вежливости. Да и сам хозяин дома – невысокий, но широкий в плечах, важный, с вечно непричёсанной седой шевелюрой и густой бородой. Практически, Карл Маркс, только выражение лица другое.

– Да добрый, добрый… Бери кресло, подтащи к огню. Грейся. Приболел?

– Грипп, – коротко отвечаю я, подсаживаясь к камину. От него приятно тянет теплом и еле заметным запахом горящего дерева. Где-то высоко над домом слышится гул самолёта. Я даже вздрагиваю – не от испуга, а от полного несоответствия с домом и его хозяином.

– Грипп… – ворчит старик и шевелится в кресле, вытягивая к огню ноги в кожаных чулках. Тапочки для него были за той же гранью, что и пуфики. – Раз болеть начал, значит, почти всё…

– Я уже понял, – коротко отвечаю я. – Заметил. И теперь мне куда?

– Вариантов немного. Либо – отпуск, либо – новая жизнь. Отдохнуть не желаешь?

Можно подумать, мои желания что-то для него значат…

– Никак нет. Готов к новому заданию.

– Вот и молодец, Павел. Это хорошо. Даже имя тебе менять не будем, есть одно поручение…

…В спальне душно, но тепло. Жаровня под кроватью источает запахи каких-то трав, нагревая воздух. Я пошевелился, снял дурацкий белый колпак и бросил его на постель. Здесь ночь. Здесь больше нет автомобилей и самолётов. Самое быстрое – всадник на лошади, обычно грязный, провонявший конским потом и дурно выделанной сбруей. Осени за окном теперь тоже нет, но питерский март – это ещё совсем зима. Замок вокруг делает вид, что спит, но по венам его коридоров уже крадётся вирус заговора.

Один плюс – горло совершенно не болит. И температуры нет. Я здоров, хотя и немолод. Сорок шесть по меркам этого времени – почтенный возраст, близкий к старости, до которой я не доживу. Они уже близко – я знаю всё по минутам, даже скучно прятаться от них за ширмой и разыгрывать недоумение.

Скучно – но придётся. Историческая правда и всё такое. Даже интересно, сколько нас, бродящих по временам и странам, подчиняющихся неведомому хозяину, чтобы через наши глаза он мог увидеть и, вероятно, записать различные события? Мы обитаем в телах императоров и слуг, жертв и убийц, мы присутствуем при коронациях и сами их проводим, но, при этом, иногда живём длинные непримечательные жизни внутри лавочников и крестьян, солдат и монахов. Считаем чужие деньги и растим не своих детей.

Иногда нас меняют на двойников, забыв предупредить. Иногда – нет. И жестоко убивают в самый неожиданный момент. Кто мы и зачем всё это происходит? У меня нет ответа. Я даже не знаю, кем был изначально. Это стёрлось из памяти, само по себе, в череде чужих жизней и судеб. Иногда я думаю, что мы счастливее людей, иногда – наоборот. А время от времени мне приходит в голову крамольная мысль, что никаких людей и нет: только мы смотрим друг на друга их глазами, повинуясь нитям кукловода, похожего на Карла Маркса. Прототип которого сейчас ещё и не родился, кстати говоря.

– Император, откройте! – Я грустно смотрю на дверь. Пора прятаться за ширму, хотя это и не поможет. Павел, бедный Павел…
Источник: © Юрий Мори
3 431
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
hellguard 4 мая 2019 в 16:22
Всегда интересовал вопрос, а что было бы, если бы при переселении душ не стирали память прошлой жизни.
Ответить

1

prosto_tak 4 мая 2019 в 16:36
думаю,
мы (человечество) сейчас знали бы такое,
о чём даже не догадываемся.:-)
Ответить

1

hellguard 4 мая 2019 в 17:09
Вполне вероятно. Особенно, если учесть, что такой великий учёный, как Архимед, погиб от меча римского легионера. А сколько их было, таких умов, умерших в молодости или расцвете сил.
Ответить

1

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.