L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pier

как тут не крутиться, когда ты всё заполонил?)) и отвернуться некуда!)))

MULDER

pier, перестань вращаться)

pier

и только глупость она кругом.)))

MULDER

leon2008, привет. невежество это как эгоизм. очень рядом)

pier

дароф, с тебя пузырь!)))

Написать

Дар...

36

История

Добавил:

prosto_tak 25 сентября 2014
Этот дар я обнаружил случайно. Споткнулся, выходя из комнаты, взмахнул рукой, и она прошла сквозь стену. В тот момент, представив себе, как сейчас ударюсь головой, захотел оказаться в другом месте. Головой то, я, все равно ударился, но не потому, что не успел выставить руку, а потому что она провалилась в стену. Шишка вскочила огромная. Но меня это беспокоило меньше всего. Ущипнув себя за руку, я попытался снова повторить тот трюк. Но только лишь ушиб кость. Пошёл в ванную, поглядел на себя в зеркало. Кроме вспухающей шишки на лбу, никаких изменений в себе не обнаружил. Может меня проглючило.

Мысли всё равно вертятся вокруг того случая. Ну интересно же. Придя с работы, сел за стол и положил перед собой стопку чистых листов. Взяв первый, зажмурился и левой рукой попытался рукой пройти сквозь него. Прошёл. В центре чистого листа зияла дырка, которую я сделал рукой. Нет, так дело не пойдёт. Взял другой лист бумаги, я закрыл глаза и представил, что нахожусь в другом месте и провёл рукой мимо бумаги. Сопротивления не ощутил. Открыл глаза. И что? Как понять, что я это сделал? Нужна видеокамера.

Серёга сразу сказал, что хочет это видеть. Это было условие, при котором, я получу камеру. Пришлось согласиться, хотя чувствую себя дураком. Одно дело, сидеть одному и совершать непонятные манипуляции, которые никто не видит, а совсем другое, это делать при посторонних. Серёга обещал не ржать. Не забыть бы потом стереть всё, а то этот придурок ещё выложит на ютуб. Стыда не оберёшься.

В комнате, увидев белый лист с дыркой, Серёга стал улыбаться. Я его предупредил, что если будет ржать, то выгоню. Пусть сидит молча и снимает, что я делаю. Он сразу сделал серьёзное лицо, включил камеру и дал знак, что готов к работе. Оператор хренов. И как тут сосредоточишься, когда напротив сидит бегемот и дышит как паровоз.

Закрыл глаза, попытался расслабиться и ударил рукой в центр листа. Почувствовал рукой лист, отбросил в сторону и не открывая глаз, ударил по другому. Эффект тот же. Боже, каким же я дураком, выгляжу со стороны. Вот бы убраться отсюда. И тут же слышу удивлённый вскрик Сержа. Открываю глаза и вижу его изумлённое лицо и открытый рот. Значит получилось. Интересно посмотреть, что записалось.

Красиво снято. Сидит чувак с огромной шишкой на лбу и рукой бьёт по белому листу бумаги. Вылитый клоун. Но на третьем ударе, кулак проходит сквозь бумагу, как нож сквозь масло. Жесть однако. Серёга сидит рядом и присвистывает. Как ты это сделал? Спросил бы чего полегче. А хрен его знает как! Серому не терпится продолжать снимать. Давай теперь в стенку, как ты рассказывал. Ну в стенку, так в стенку.

Рука болит. Отбил всю. Не могу понять, при каких эмоциях срабатывает дар. Представляю себя везде, куда меня заводит фантазия, но продолжаю биться рукой об стенку. Утешает, что хоть с листом есть запись на камере. Поворачиваюсь к Серёге и говорю, что на сегодня хватит, рука болит. Он поворачивается, чтоб уйти, и внезапно толкает меня. От неожиданности я взмахиваю рукой и ударяюсь спиной об стенку коридора. Дурак что ли, кричу ему. Вместо извинений Серёга наставляет на меня камеру и говорит, смотри на ноги. Я опускаю взгляд и мне становится плохо. Полступни торчит в стене. Не шевелись, он подносит камеру к ноге и медленно ведёт объективом вдоль неё, до того места, где нога провалилась в стену. Что чувствуешь? Да ничего! Пытаюсь пошевелиться пальцами ног. Ничего не чувствую. Медленно вытаскиваю её из стены. Серый лежит на полу и чуть ли не носки мои нюхает. Камера фиксирует каждый миллиметр моей высвобождаемой ступни. Наконец нога освобождена. Я снова чувствую пальцы ног. А так же холодный пот, который стекает по моему позвоночнику. Всё, говорю, на сегодня хватит экспериментов. Я должен всё обдумать. Забираю камеру у Сереги. Он даже не ропщет.

Всю ночь провёл без сна. Мысли в голове разбегались как тараканы. Что это, как происходит и почему я? После ухода Серёги я весь вечер смотрел видео с собой. Начинаю понимать, что эффект проваливания происходит, когда меньше всего этого ожидаешь. Но как мне это контролировать, чтоб не провалиться куда-нибудь по дороге на работу? Так же, понимаю, что надо продолжать эксперименты, чтоб научиться управлять этим даром. И ещё понял, что очень очкую, так как не понимаю, что творится с моим телом, когда оно находится в стене. Распадается на атомы?? А может проваливается в другое измерение. Перед тем как провалился в сон, подумал, может камеру на ногу одеть и посмотреть.

Ходил с Серёгой в магазин электроники. Покупал ему новую видеокамеру. Попал на 250 баксов. Рановато решил камеру на ногу одеть. Вообще-то Серый был не против идеи, надеть камеру на ногу, но когда он увидел, как я со всей дури разбил камеру об стену, он потерял дар речи. Пришлось покупать новую. Хорошо, что флешка осталось от старой. Не потерялось старое видео. После покупки, у меня на кухне, обмыли новую камеру. Решили повременить узнавать, что там, в стене, так как слишком дорого обходится такое знание. Пока трепались, появилась муха, которая решила тоже устроить с нами посиделки на троих. Третий лишний, сказал я и прихлопнул её. Зажав её в кулак, открыл форточку, но промахнулся, и рука прошла сквозь стекло. Отшатнувшись от окна, я чуть не упал на пол. Ища опору, схватился за край стола. Из руки вылетела муха и жужжа, стала летать над столом. Не понял, я же убил её.

Так как эпизод с окном мы не успели записать, не стали на нём зацикливаться. А чё, правда, чего тут такого. Ну прошла рука сквозь стекло. С кем не бывает. Зато муха заинтересовала. Серёга убеждает, что я её просто оглушил, но я-то знаю, что убил. Для чистоты эксперимента устраиваем охоту за той же мухой. Полотенцем оглушаем её и Серёга, наступив, добивает. Подняв за сломанное крыло, он протянул её мне. Держи. Я брезгливо сжимаю её в кулаке и сажусь за стол. Серый напротив с камерой. Почему-то шепчет, запись пошла.

Сижу с закрытыми глазами, отрешившись от всего. Кулак медленно приближаю к стене. Стараюсь не думать об этом. Я в другом месте. Меня нет. Я спокоен. Мои мысли, мои скакуны. В голове рождаются образы лошадей, скачущих по полю. Очнулся от голоса Серого. Получилось. Открываю глаза. Рука по локоть уходит в стену. Дёргаю влево. Мёртво. Вправо. Никакого эффекта. У меня начинает паника. Серёга, ору, я не могу вытащить руку. Помоги. Да-да, сейчас. Он, что-то бормочет и продолжает снимать, как я пытаюсь вытащить руку из стенки. Я пытаюсь ударить его ногой. Кончай снимать, сделай что-нибудь. Успокойся, успокойся, он продолжает снимать меня, но не приближается. Сядь за стол. Расслабься. Ты же так делал с ногой. Я хмуро смотрю на него. Сажусь. Рука крепко сжата в стене, словно в тисках. Закрываю глаза. Как там?? Мои мысли, мои скакуны. Я пытаюсь представить образы лошадей и потихонечку дёргаю руку на себя. Ничего. Я выдыхаю. Стараюсь не накручивать себя. Ну, застряла рука, что тут такого. Придут рабочие, разобьют стену и вытащат руку. Правда, потом трудно будет объяснить, как я её туда засунул. Но это пустяки. Конечно, потом ремонт в копеечку обойдётся. Очнулся от крика Серёги. Даааа… Открываю глаза. Рука, с зажатым кулаком полностью свободна, хотя ощущения, что ещё в тисках. Я медленно разжимаю пальцы на кулаке. Муха, жужжа, взлетает под потолок, подальше от опасности. Серёга провожает её объективом камеры. Дважды рождённая, торжественным голосом произносит он.

Переходим в комнату. Кухня теперь, ещё долго будет вызывать у меня негативный осадок. Смотрим видео с камеры, как мёртвая муха оживает и улетает. Получается, что когда моя рука проникает сквозь стену, она всё-таки расщепляется на какие-то атомы, а потом, на выходе, собирается снова, а повреждённые части восстанавливаются из днк. Это значит, что моя рука уже несколько раз разлеталась на атомы. Становится не по себе. Доношу это мысль до Серёги, но кажется, он меня не слышит. Он встаёт и уходит на кухню, и через 15 секунд появляется с большим кухонным ножом. Кажется, он сошёл с ума и сейчас меня зарежет. Я отскакиваю от него и прячусь за стол. Но он вытягивает свою руку и ножом режет свое запястье. С ума сошёл, кричу я. Нет, не сошёл. Он берёт камеру в здоровую руку, поворачивает объективом к себе и говорит: Эксперимент продолжается. Потом поворачивается ко мне. Живая муха, это говно эксперимент. Никто не поверит. Возьми мою руку и попробуй сделать то же самое. Я не хочу. Серёг, я уже застрял в стене. Хватит фокусов. Он поднимает руку. Кровь с запястья ручьём льётся ему на рубашку. Скоро надо будет вызывать врача. Рана глубокая. Идиот, говорю ему, нож убери. Серёга улыбается и отбрасывает нож в сторону. Ты сделаешь это. У тебя дар.

Я беру руку Сергея. Смотри, я ничего не обещаю, что получится, предупреждаю его. Получится, успокаивает он меня. С мухой-то получилось.
Стоим у стены. Я закрываю глаза и начинаю думать о чём-то спокойном. Например, а почему собственно только в стену. Наверно, можно и в дерево. Интересно, а вода, это какая субстанция. Если я опущу руку в воду, она распадётся на атомы? Я представил, как купаюсь в море, и моё тело распадается на атомы. Мне тепло, хорошо и ничего не надо… Ощутил толчок вбок, от Серёги. Открываю глаза. Обе наши руки по локоть в стене. Ты что-нибудь чувствуешь, спрашиваю его. Нет. Но ощущения странные. С одной стороны, я знаю и чувствую свою руку, а с другой, я не могу ей ничего сделать. Это как мышечная память, при ампутации. Когда больному отрубают ногу, а он какое-то время ещё чувствует её. В общем, давай вытаскивай. Чёто нехорошо мне. Я закрываю глаза, выдыхаю воздух и медленно вытаскиваю руки из стены. Вот это да! Тренировки не проходят даром. Открываю глаза и вижу, как Серёга рассматривает своё совершенно чистое запястье. Потом переводит изумлённые глаза на меня. Ты Мессия. Да, да, я Мессия. А теперь Мессия устал и ему надо поспать. Выпроваживаю Серёгу из квартиры, не забыв забрать камеру. Надо поглядеть, чего он там наснимал.

На следующее утро меня разбудил звонок в дверь. На пороге стоял Серёга, а за ним, маленький пацанчик, на костылях. Это мой брательник, младший, сказал он, отодвигая меня в сторону. Валерка, заходи. Пацан потупился и промямлив, можно, проковылял мимо меня. Серёга, уже из комнаты, начал рассказ. Вчера играл в футбол. Неудачный подкат и, как итог, сломанная нога. А у него игра завтра. Надо помочь. Ты что, уже растрезвонил об этом, рассердился я. Не, никто ничего не знает. Просто помоги и он уйдёт. Серый уже нацелил на меня камеру. Я растерялся. Мы же никогда так глубоко не уходили в эксперимент. Ну вот, заодно и копнём поглубже. Валерка, подойди к дяде. Пацан на одной ноге припрыгал ко мне и взял за руку. Мне брат сказал, что ты лечишь людей. Помоги. Я погрозил кулаком Серёге. Болтун.

Технически было сложнее. Взял Валерку на руки. Закрой глаза и не открывай, пока я тебе не скажу. Пацан испуганно кивнул и зажмурился. Я тоже закрыл глаза и шагнул к стене. Ещё шаг, второй. Подсознательно жду удара об стенку, но слышу крик Серёги: стой. Открываю глаза. Мои руки и ноги пацана уже в стене. Ещё бы чуть-чуть и сам бы ушёл. Медленно поворачиваю ноги в сторону. Двигаюсь в стене. Глаза Валерки крепко сжаты. Не открывай. Сейчас всё кончится. Не закрывая глаза, начинаю медленно выходить из стены. Получается. Серёга чмокает от восхищения. Ты крут. Ставлю Валерку на пол. Открывай глаза. Он моргает и осторожно наступает на сломанную ногу. Потом топает ей. Восхищённо прыгает. Как новая, орёт он. Спасибо вам, я на тренировку. Он уносится из моей квартиры, забыв про костыли. Вот же дети, как будто так и надо.

У Серёги созрел план. Ночью пробраться в больницу и попытаться полечить других больных и узнать силу моего дара. Насколько он велик. Я не против, так как уже начинаю приобретать уверенность в своих силах. Серый ушёл договариваться с охранником, а я решил отдохнуть. Всё-таки эмоционально усталость накопилась. В голове вертится мысль, я один такой или есть другие. Почему именно я. Пока нет ответов.

Вечером похолодало. Оделись потеплее. Проникаем в больницу с чёрного хода. Охранник сурово осматривает нас. Не баловать, а то меня уволят. Свои люди, сочтёмся, Серёга хлопает охранника по плечу. Я тут работал раньше, санитаром, пояснил он мне, когда мы удалились. Пошли на второй этаж, в реанимацию. Меня там все знают.
На втором этаже, за столом, спит медсестра. Серёга подходит и будит её. Наташ, это он, указываем пальцем на меня. Ну болтун. Ещё бы наклейку мне на лоб повесил. Медсестра трёт усталые глаза. Вы правда можете лечить? Пожимаю плечами. У него спросите, киваю на Серого. Наташа ведёт нас к палате и по дороге рассказывает. Больной впал в кому, после аварии, лежит давно, родственники не появляются. Дано указание завтра отключать, так как нет денег содержать его. Я - последний его шанс. Отзываю Серёгу в сторону. С ума сошёл, как я его через стенку потащу? Эксперимент, поясняет он. Не надо его через стенку тащить. Просто возьми за руку. Может целительство и проваливание сквозь стены не взаимосвязано. Может у тебя усиливается дар.

Сидим у койки больного. На аппаратуре зигзагами бегут волны. Рука больного сухая и лёгкая. Парень молодой. Хруст. Закрываю глаза. Начинаю думать о чём-то хорошем. Что он поправится, женится, заведёт детишек и всё будет хорошо. Неожиданно начинаю шептать молитву. Отче наш. Иже еси на небесах. Да святится имя Твое. Удивляюсь. Был некрещёным, да и молитвы ни одной не знал. Открываю глаза. На меня с надеждой смотрят две пары глаз. Третьи всё так же закрыты. Ничего. Не получается, Серёг. Вероятно, могу только по мелочи работать. Нет, не уходи, давай попробуй его руку провалить с тобой, может я ошибаюсь и всё взаимосвязано, громко шепчет Сергей. В углу плачет медсестра. Это её парень, поэтому она пропустила нас. За любой шанс цепляется. Я закрываю глаза. Мои мысли, мои скакуны. Ну, лошадки, выручайте нас. Наши руки проходят сквозь кровать, одеяло, матрас, железную окантовку. Да, шепчет Серёга, получается. Вытаскивай обратно. Медленно провожу руку сквозь металл кровати. Этого не может быть, слышу изумлённый вздох медсестры. Да ладно, чего уж там. Я и не такое могу, смущаюсь я.
Сашка, кричит она. Что? Это она не мне? Поворачиваю голову к больному. На меня смотрят открытые глаза парня. Где я, произносит он тихим голосом. Уходите, уходите, выталкивает нас Наташа, сейчас врач придёт, устроит взбучку. Ну ладно, мы пятимся из палаты. И вам спасибо, что пригласили.

Идём по ночной улице. Настроение приподнятое, несмотря на жуткую усталость. Мы спасли человека. Это круто. Идём домой, чтоб посмотреть ещё раз это на камере. Около дома стоит толпа народа. Две разбитые машины. Авария. Походим ближе. Мужик с разбитой головой, сидит в одной машине. От него несёт спиртным. Около второй лежит тело, накрытое простынёй. Два санитара поднимают носилки. Куда его, спрашивает Серёга. В морг, лаконично бросает один. Мы переглядываемся. Эксперимент? Он вопросительно смотрит на меня. Не-е, Серёг, только не сегодня. Я уже вымотался. Мы проходим мимо и расходимся по квартирам. Я спать..спать.."Мессия" устал...

Утром разбудил звонок в дверь. С трудом встаю и бреду к двери. Кто там? На пороге стоит младший брат Серёги и ревет. Протянул мне руку, с которой сочилась кровь. Порезался на кухне, когда хлеб резал, всхлипывая сказал он. Дадите вы мне поспать или нет, буркнул я и на автопилоте провожу его руку сквозь железную дверь, туда-обратно. Раны как не бывало. Захлопываю перед ним дверь, успевая заметить его изумлённые глаза. Чёрт, я забыл сказать ему, закрыть их. Добредаю до постели, падаю в неё, успевая подумать, что надо сказать Серёге, чтоб брат не болтал.

Снова просыпаюсь от протяжной трели дверного звонка. За окном темно. Что? Уже вечер. Я спал почти сутки. Встаю. Всё тело разбитое. Открываю дверь. На пороге Серёга. Что с тобой? Весь день не отвечаешь. Я молча пропускаю его, иду следом и валюсь на кровать, мордой в подушку. У меня сил нет. Кажется, что эксперименты высасывают из меня силы и я не успеваю восстанавливаться. Чёрт, Серёга огорчается, а я хотел сегодня вытащить тебя в морг. Уже договорился с теми санитарами, что пропустят. Боже, стону я, дай хоть душ приму, а ты кофе сделай.

Уже на кухне, немного взбодрившись от душа и кофе, я начинаю сомневается в правильности этой идеи. Но Серёга настаивает на своём. Надо узнать свои пределы дара. Пока препираемся, раздаётся ещё звонок. Открываю дверь. Стоят две бабушки. Сынок, говорят, ты лечишь? Я оборачиваюсь на Серёгу. Он делает изумлённое лицо. Не-е.. не я.. гадом буду. Вторая бабушка протягивает мне пакет с булочками. Помоги нам, подлечи. У меня спина болит, а у Матрёны нога перестала сгибаться. Пропускаю их в комнату. Серый уже за камерой сидит. Оператор хренов. Прошу об одном условии. Чтоб никому не рассказывали. Прошу закрыть глаза, беру сразу обеих старушек за руки и погружаю в стену. Потом выдёргиваю. Вот и всё. Бабки отрывают глаза. А лечение? Уже всё, бабушки. Вы здоровы. Одна, которая Матрёна, недоверчиво сгибает правую ногу. И вправду вылечил. Вторая нагибается. Ой, спина не болит. Спасибо тебе огромное. Дай бог здоровья и долгих лет жизни. Мне становится неудобно.

После этого, всё-таки решаемся пойти в морг. Ловим такси. Пока едем, я дурачусь, протыкая спинки сидения рукой. Довожу до автоматизма свой дар. Мне уже не требуется долгой настройки. При выходе из такси, доигрался. Забылся и протянул деньги таксисту сквозь стекло. Серёга потом долго ржал, вспоминая открытый от удивления рот таксиста.
Подходим к моргу. Весёлое настроение покидает нас. Холодный ветер проникает за шиворот и мы начинаем дрожать от холода, дожидаясь, пока нам откроют. Здоровый сторож пропускает нас. Серёга сует ему в руки поллитра. Только на час, предупреждает он. Ваш, вчерашний, лежит вон там. На холодном столе лежит голый труп пожилого мужчины. Сторож закрывает за нами дверь. Через час приду. Серёга расчехляет камеру. Давай, время в обрез. Я беру за руку мёртвого мужчину и закрываю глаза. С такими делами нужен настрой посильнее. Как там.. Мои мысли, мои скакуны, мои трупы, мои друганы. Чёрт. Не настраиваюсь. Холод мёртвой руки отвлекает меня ещё больше. Давай, давай, диджей зажигай. Я представляю горячий костёр, обжигающее солнце, как прыгаю босиком, по раскалённому песку на пляже. Даа.. слышу я Серёгу и открываю глаза.

На меня тоже смотрят открытые глаза. Серёга с камерой приближается к мужчине. Вы нас слышите. Скажите, что-нибудь. Мужчина безучастно смотрит в потолок. Щупаю пульс. Есть. Зрачки реагируют на движение. Тогда, почему он молчит? Я осторожно приподнимаю его. Теперь он сидит и смотрит перед собой. Машу перед ним рукой. Никакой реакции. Поворачиваюсь к Серёге. Что дальше? Он пожимает плечами. Не знаю. Тихонько толкаю его в плечо, и он начинает заваливаться на стол. Подхватываю и укладываю его. Что не так?
Вдруг меня осеняет. Серёг, мы оживили только тело. Души-то нет. Он сейчас как биологический материал. Мёртвых не оживишь, пора уходить. Серый кивает на мужика, а что с ним? Я пытаюсь закрыть ему глаза, они упрямо открываются. Мдя, сторожу будет интрига.

Подходим к дому. Там опять небольшая толпа. Авария что ли снова. Когда подходим, все оборачиваются на нас и замолкают. Проходим мимо и слышим вслед шёпот. Это они лечат. Твою ж мать. Теперь Серёга, ты лечить будешь. У дверей моей квартиры стоит какой-то мужик с трясущимися руками. 3 часа ночи Ну уж нет, ещё и опохмел лечить. Это вы уж сами. Поворачиваюсь к Серёге. Сегодня ночую у тебя.

Утром просыпаюсь от телефонного звонка. Поднимаю трубку. Это Сергей, голос говорившего, мягким рокотом прошёл по моим ушам.
Мы посмотрели ваше видео и нас заинтересовал ваш друг. Не могли бы вы с другом приехать сегодня в нашу студию. Мы возьмём у вас интервью на нашем шоу. Я изумлённо смотрю на друга. Это что такое? Серёга смутился. Хотел сделать сюрприз. Прикинь, тебя покажут по телевизору. Мы станем известными на весь мир. Зачем мне это? Я не хочу. Как зачем, изумляется Серый. Денег заработаем, квартиры новые купим, машины. Но я не стремлюсь к славе. Зато люди стремятся к тебе, убеждает он меня. Собирайся, за нами со студии прислали уже машину. Раздаётся звонок в дверь. Во, поднимает Серёга палец вверх. Это уже и они. Пока я умываюсь, слышу раздражённый голос Серёги в коридоре. Выхожу из ванны. Задрали уже эти бабки. Говорю им, занят ты, завтра пусть приходят, а они лезут и лезут.

Выходим к коридор. Стоят бабушки с сумками. Сынок, полечи нас. Мы тебе гостинцев принесли. Я беспомощно смотрю на Серёгу. Надо помочь. Серёга раздвигает плечом строй бабулек. Я что вам сказал, у нас съёмка, сказано же завтра приходите. Он тащит меня за руку мимо старушек. Я виновато улыбаюсь. Мне чертовски стыдно за себя и за друга.
У подъезда стоит чёрный джип. Дверь распахнута. Залезаем. Внутри, миловидная женщина с ядовито красным ртом и два бугая. Меня зовут Валерия. Она протягивает мне свою узкую холодную ладошку для рукопожатия. Женщина-змея, в обтягивающем зелёном платье, которое не скрывает её длинных ног. Пока мы едем, я бы хотела набросать черновик нашей будущей беседы. А я хотел бы поспать, буркнул я и откровенно закрываю глаза. Настроение испорчено. Зачем я еду. Всю дорогу в машине царило молчание.

В павильоне студии меня встречает мужчина. Этакий балагур-весельчак. Душа компании. Полная противоположность женщине-змее. Он приобнимает меня за плечи и уводит в сторону. Серёга запоздало кричит вслед. Ничего не подписывай без меня. Мужчина представляется Леонидом. Ты действительно можешь проникать сквозь стены? Вместо ответа, я молча провожу рукой сквозь огнетушитель, который висит на стене. Леонид спотыкается. Подходит к огнетушителю. Стучит по нему. Поворачивает удивлённое лицо ко мне. Как ты это сделал? Не знаю, пожимаю плечами. Само так получается. Лицо мужчины выражает благоговение. Я думал, ты фокусник-шарлатан, и мы хотели тебя разоблачить в нашем шоу. Теперь даже не знаю, как вести передачу.

Я сижу на диване, окружённый софитами, уже целый час. Напротив меня парадом проходят фокусники, шарлатаны, просто больные люди. Зрители хлопают в ладоши, шумят, галдят. Леонид ведёт своё рейтинговое шоу, которое смотрят по всей России. Внезапно наступает тишина. Леонид берёт в руки микрофон, показывает пальцем на меня и громогласно объявляет. Сегодня у нас в студии человек, который попрал все законы физики. Человек, который проходит сквозь стены и лечит одним прикосновение руки. Смотрите на него и запоминайте. Это Мессия. Вот ты скотина, Серый, вяло подумал я.

Леонид, сидит рядом со мной на диване и ведет интервью. Банальные вопросы, где родился, где учился и бла-бла-бла. Наконец доходим до главного. Правда, что ты можешь лечить? Задумываюсь над вопросом. Нет, не правда. Я не лечу и не знаю, как это делать. Я не врач. Просто, когда я беру человека за руку, он выздоравливает. Как это происходит, я без понятия. Тут вскакивает какая-то ряженная тётка с трибуны и начинает орать. А если ты кого-то убьешь этим. Люди должны идти к докторам. Так пусть идут, я что, запрещаю, огрызаюсь я. Бесплатная медицина это зло, орёт на тётку лысый мужик. Если у него получается лечить, то пусть лечит. В студии начинает ор. Леонид поднимает руку и просит всех успокоиться. В студию въезжает коляска, в которой сидит красивая девушка, с парализованными ногами.
Вот выбор. Врачи сказали, что она больше не сможет ходить. Что ей делать?

Пока в зале опять стоит ор, мы встречаемся глазами с девушкой. Она растеряна и пытается найти у кого-то поддержку. Я встаю и подхожу к ней. Как тебя зовут? Настя. Всё будет хорошо, Настя. Сейчас я тебя уведу отсюда. Я беру коляску и поворачиваю её к выходу. Дорогу преграждает Леонид. Вылечи её, это шоу. Люди хотят зрелищ. Только не при них, я киваю сторону беснующейся толпы.
Внимание, Леонид, жестом успокаивает публику. Сейчас произойдёт сенсация. На ваших глазах, эта девушка снова сможет ходить. Меня пропускают и мы остаёмся с Настей в сумраке пустой комнаты. Сажусь перед ней на колени. Закрой глаза, больно не будет. Настя закрывает глаза и я беру её за руку. Ладошка тёплая и мелко дрожит. Накрываю её второй рукой. Давай, дар. Не подведи меня. Медленно веду её руку сквозь стену, как сквозь воду. Неожиданно чувствую, как даже в стене шевелятся её пальцы. Оборачиваюсь на Настю. Она смотри на свою руку в стене с любопытством. Ты главное не бойся, всё будет хорошо. А я и не боюсь. Я тебе верю, спокойно говорит она. Просто любопытно. Я медленно вытаскиваю наши руки из стены. Вот и всё, отряхиваю пыль с колен. Попробуй пошевелить ногами.
Она уходит внутрь себя и на её лице появляется улыбка. Я чувствую пальцы ног. Она берёт меня за руку и осторожно приподнимается.
Покачивается от слабости. Просит прощения, что навалилась на меня. Делает маленький шаг, потом второй. Лицо снова расплывается в улыбке. Я хожу.

Появляемся в павильоне под громкие аплодисменты. Чудо, чудо, скандирует Леонид и его подхватывает публика. Появляется женщина-змея и что-то шепчет ему на ухо. Леонид походит ко мне. В комнате были камеры и всё засняли. Сейчас тебя повезут к одному влиятельному человеку, будешь жить у него как у Христа за пазухой. И не вздумай отказаться, он не принимает отказов. Глаза у Леонида становятся злыми. Это он спонсирует моё шоу. Мне становится не по себе. Понимаю, что с моим даром мне больше не будет спокойной жизни. Меня будут перепродавать богатым людям, и я стану игрушкой в их руках. Я поворачиваюсь к Леониду. Напоследок я хочу показать, как я прохожу сквозь стену, для всех. Это будет супер-рейтинг для вашего шоу. Леонид самовлюблённо заулыбался. Пусть вынесут бетонную стенку и я пройду сквозь неё. Леонид передаёт мои слова женщине-змее и та согласно кивает. Я поворачиваюсь к Насте. Прости девочка, но у нас с тобой ничего не выйдет.

Ажиотаж достигает апогея. Публика беснуется. В центре павильона появляется кирпичная стена. Любой желающий подходит и проверяет её на прочность. Леонид подходит ко мне. Не вздумай какие-то фокусы придумать и исчезнуть. Тебя, с таким даром, достанут из-под земли. Нет у меня никаких фокусов и больше не будет, говорю я ему и бросаюсь на стену.

Словно ничего не изменилось. Только я уже стою по другую сторону стены. Публика ревёт, телевизоры в зале повторяют и повторяют, в замедленной съёмке, как я прохожу сквозь стену. Появляется Леонид. Что ты только что, сказал? Нет у меня больше дара, Леня. Я с размаху бью по стене кулаком. Боль пронзает руку. Проходя сквозь стену, тело распадается на атомы, а потом вновь собирается здоровым из днк человека. Вот и секрет лечения. Мой дар - это аномалия. Я прошёл сквозь стену, был разобран на атомы и вновь собран здоровым человеком, обычным здоровым человеком, без дара. Мне нельзя было целиком проходить сквозь стену. Всё, я бесполезен для ваших богатых дружков. Лицо Леонида перекосилось от злости. Этого не может быть, ты врёшь. Ну тогда вези меня к своим дружкам, если я вру, а можешь не везти и сказать, что я шарлатан. Леонид щёлкает пальцами двум бугаям у входа. Выкиньте эту мразь отсюда и чтоб я о нём больше не слышал.

Били меня долго. Очнулся в больнице. Настя меня нашла и вызвала скорую. Теперь, она для меня самый близкий человек. Удивительно, что не бросила, после того как я потерял дар. Нашёл новых друзей. Сашка-хруст и медсестра Наташа навещали меня. Наташа теперь моя сиделка, вместе с Настей. Дежурят по очереди. Серёга приходил. С камерой. Оператор хренов. Извинялся, что втравил в такое дело. Бес, говорит, попутал. Но потом рассказал, что есть одно дельце. Можно ездить по городам, искать таких людей как я и снимать на камеру, а потом продавать в ток-шоу. Был послан в жопу. Камера отнята. Сейчас, лежу на больничной койке, наслаждаюсь покоем и вот думаю. А правду ли я сказал Леониду, что мой дар это была аномалия и он исчез после прохождения сквозь стену. Пока не проверял. Пусть это будет моя тайна.
Источник: ЯП
2 444
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
zabr1 25 сентября 2014 в 15:49
ниче так ;-)
Ответить

0

MawaGitry 7 ноября 2014 в 21:18
Отличная история!!!
Ответить

0

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.