L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pier

как тут не крутиться, когда ты всё заполонил?)) и отвернуться некуда!)))

MULDER

pier, перестань вращаться)

pier

и только глупость она кругом.)))

MULDER

leon2008, привет. невежество это как эгоизм. очень рядом)

pier

дароф, с тебя пузырь!)))

Написать

Саша Шулерман. /часть 9/

28

История

Добавил:

prosto_tak 18 сентября 2014
Пока старики шкандыбали, в гости всё прибывали и прибывали родственники и соседи. Приехал и муж тёти Розы – дядя Изя. Когда он подошёл к столу, тётя Роза привстала, сцена разворачивалась прямо перед моими глазами. Описать эту пару очень тяжело. И до, и после них я видел сочетание не сочетаемого. Я видел, как друзья женятся на страхо#bинах, и как красавицы гуляют в компании малоросликов с мохнатыми подошвами, видел, как в ГД избирают музыкантов и прочих Валуевых, но эта пара несочетаемых запала мне в душу на всю жизнь. Представьте бегемота и муравья, которые слились в семейном экстазе. Дядя Изя по размеру был, как 15 таких тёть Роз. Нет, и дядя Боря, и дядя Сеня не были худенькими, но именно Изя k#ячил все рекорды веса от России до Израиля. По этой забавной семейке сразу было видно, кто в семье из женщин готовит лучше всех, а кто готовить не умеет или просто не хочет. Тётя Роза сама, похоже, ничего не ела, только готовила, скорее всего, не успевала поесть – всё сжирал дядя Изя. Мой будущий тесть был как глист в кипе. Ленкина мама, видно, «пинала» пейсы деда, и по дому ни хера не делала, что кричало о том, что: «Саша, женишься на Лене, через 10 леток от тебя одна кипа и останется, и то не факт».

Но у дяди Изи были проблемы не только с весом. Он был очень сентиментален и, по-видимому, очень любил различную живность:

- Розочка! Розочка - чуть не выл он.
- Что? Что?
- Представляешь, сейчас ехал по дороге в сторону дачи и прямо недалеко от въезда в товарищество кто-то собачку сбил, Найду! Ты помнишь Найду? …
- Нет, не помню, – злилась тётя Роза.
- Розочка! Она тут по участкам бегала! Ну как же ты не помнишь? Лежит там теперь…
- Изя, но не к столу же! – причитала тётя Роза.
- Какой стол? Это ужасно! Просто ужасно. Представляешь, какая трагедия! – пускал сопли огромный еврейский бегемот с берегов Мёртвого моря.
- А она прямо на проезжей части лежала? – неожиданно спросил Ленкин отец.
- Ой, Игорь, я, когда её увидел, у меня слёзы из глаз брызнули, чуть на встречку не уехал! Сумел остановиться и оттащить её в овражек. У неё глаза были, прямо… - и дядя Изя чуть не разрыдался.
- Значит, по касательной могли задеть, какой-нибудь дальнобойщик. Хотя… Удар был бы сильным, и тело отлетело бы значительно дальше обочины. Ведь масса грузовика и масса тела собаки несопоставима!
Сосны, млять, опять начали гнуться от «великого» ума моего будущего тестя. Сука, Ньютон, млять горьковского направления, – подумал я.
- Изя, иди, присаживайся, вон можешь к Саше присесть. Он молодой человек Елены, заодно познакомитесь. Выпей немного, успокойся, – и тётя Роза посмотрела на меня. В её глазах было написано: «Ну, пожалуйста!» Так у меня появилась ещё должница, в лице тёти Розы.
Дядя Изя плюхнулся рядом со мной, протянув мне и дяде Сене руку. Мы поздоровались. Я разлил водку:
- Ну, помянем собачку… Лехайм, – поднял я рюмку.
- Какой лехайм? Она же умерла? – чуть не плача спросил дядя Изя.
- Она умерла, а я сегодня родился. Совместим, как говорится, приятное с полезным, – я выпил рюмку.
Они выпили. Дядя Сеня, наученный, махнул целую, дядя Изя же выпил лишь половину рюмки.
- Дядя Изя, до дна давайте! А то получается, вы собачку помянули, а про меня забыли, – сказал я.
Он выпил, поморщился, вздохнул и посмотрел на меня глазами, полными слёз:
- Вот она, жизнь, молодой человек! Идёшь так по обочине, и бах!
- Шляться по обочинам не надо, – я разлил ещё водки.
- А если ей надо было? – вздохнул он.
Я лишь пожал плечами, разбираться в мыслях собаки, да ещё и дохлой, у меня не было никакого желания.
- Вот как представлю, что когда-нибудь и мы все умрём, аж жутко становится. Сеня тут заезжал в одну контору, узнавал, сколько сейчас похороны стоят…
- И? – спросил дядя Сеня.
- Ой, Сеня, это жутко, просто жутко! А мне вообще заявили, что мне нужен будет гроб по спецзаказу! Ты представляешь, сколько это в долларах? А если в рублях? Жуть!
Глядя на этого Изю, я не мог понять, чему он больше сокрушается: неизбежной смерти или ценой на ритуальные услуги.
- Ладно, мы люди. А кто вот эту собаку похоронит? – не слезал с темы псины еврей
- Так, это не проблема дядя Изя. При небольших финансовых вложениях и связях... – я взял с тарелки жаренный креплах и начал его грызть
- Не совсем понимаю вас, молодой человек? – дядя Изя удивлённо посмотрел на меня
- Что тут непонятного? Можем похоронить вашу собачку, делов-то, – грыз я Ленкино творение
- Ну, она не моя. Просто… - задумался он. - И что вы предлагаете?
- Я тут с рабочими познакомился, могут соорудить ящик, и устроить похороны вашей убиенной, за определённую плату, – я отставил тарелку, поняв, что разгрызть этот еврейский пельмень, сделанный, кривыми руками моей возлюбленной, так же нереально для меня, как прочитать Талмуд на иврите.
- А умеренная – это сколько?
- Не знаю, – пожал я плечами. - Тысяч 5
- Пять тысяч?! Так много!
- А что вы хотите? В Москве такая услуга вообще несколько десятков тысяч стоит.
- Да, да, вы наверно правы, молодой человек. Я подумаю, – вздохнул дядя Изя, который не горел желанием расставаться с купюрами.
- Думайте… Только думайте быстрее, а то слопают вашу Найду черви. Сейчас жарко – благодатная среда, – разлил я водку
- Ладно. Я согласен! – чуть не взвыл дядя Изя, представив картину разложения псины. - Когда это возможно сделать?
- Да как только - так сразу. Давайте на завтра. Сегодня как никак день рождения у меня. Лехайм, – поднял я рюмку.

Таким образом, в кармане должна была ещё образоваться трёшечка, в худшем случае, работягам, которые мне драли цветы, можно было по косарю отдать. ТоварисЧи сами плыли мне в руки, остальные же родственники молчали. Почему? Да, потому что они сами лоханулись в той или иной мере. Национальность не важна, важно само человеческое нутро, которое обгадившись, хочет того же и для собратьев по виду. Когда вас окатывает грязью машина, вы сначала вопрошаете: Ну, почему я? А затем, спрашиваете Небеса: Ну, почему только я? И если вы не один, а вас как минимум двое, то не так обидно, что ли, стоять и обтекать. Да и все, кто присутствовал при разговоре, опять же были подвязаны. Плюс, все желали, что бы этот дядя Изя заткнулся, и если для этого ему нужно было распрощаться с 5000 за похороны какой-то дворовй псины, то почему бы нет?

- Изя, ты поешь лучше! – тётя Роза поставила перед ним огромную миску какого-то салата
Дядя Изя кивнул и начал вилкой метать содержимое этой миски себе в рот.
- Он так стресс у меня снимает, – погладила его по голове тётя Роза, увидев моё вытянувшееся лицо
Судя по размерам, у дяди Изи стресс был каждые 10 минут.

Подтянулись соседи. Те, на которых Ленкин отец постоянно жаловался казакам, что они нарушают тишину. Все мило здоровались и целовались, делая вид, что пиндец как дружат, в душе искренне ненавидя друг друга. Классика жанра: ему за 40, ей 20 с небольшим.

- Это, Александр – молодой человек моей дочери, – представила меня Ленкина мать
- Маши?
- Нет, Елены
- Очень приятно, – пожал мне руку мужик с пустым взглядом.
Да-а-а-а с этого ничего не вытащишь. Его молодая и «благоверна» всё уже тибнула – улыбнулся я мужику
- Людмила! Но, для друзей Люся, – представилась деваха

Во взгляде было написано: Ну, ты это, если чо, заходи… Открыты не только двери дома, когда мужа дома нет.
В общем, компашка подбиралась великолепная! Лена была не права, когда говорила, что хоть одно день рождения я проведу среди цивилизованных людей. Цивилизованных людей нет априори. Как только ребёнок пересекает порог роддома – всё, пиндец, начинаются косяки и вал грехов.
Когда все расселись на свои места, наконец-то появились дед и бабка. Дед слышал херово, поэтому на ухе у него висел слуховой аппарат, бабка же держалась бодрячком, за одним исключением - видела она уже хреново, поэтому подойдя к столу и посмотрев на Люсю выдала:

- Машка – паршивка! Что же так как с Руднёвки сбежала! Сколько раз говорила, к столу так не одеваться! – погрозила она пальцем офигевшей соседке
Тут надо пояснить. До революции «Руднёвка» был публичным домом, не дешевым, кстати, там были одни из лучших баб. Поэтому отчасти это был даже комплимент для соседки.
- Бабушка! Это не Маша! Это соседка наша, – оттащила бабульку Елена. - Вот лучше познакомьтесь: это Саша, мой молодой человек.
Я привстал.
- На жулика похож, – посмотрела на меня бабка.
Единственный нормальный человек в семье, – подумал я.
- Да что ты бабушка, он гостиницами занимается, – начала тараторить Ленка
- Очередной торгаш и по лицу видно, что алкаш, – махнула бабка рукой и села на заранее приготовленное место.

Ленкин же дед, выключив слуховой аппарат, я заметил это, сел на стул и отключился. Видно ему настолько насто#bала трепотня всех этих многочисленных детей, их жён, внуков и прочих соседей, что он просто хотел побыть в тишине. Так за столом появились два нормальных адекватных человека, которые, к сожалению, были уже одной ногой в вотчине Авраама. Наверно на пороге смерти человек становится самым адекватным, так как ему уже ни kуя не надо.
Началось застолье. Мне нужно было как-то накачать всю эту пиZdобратию. Но, одно дело накачивать того же дядю Сеню, а другое дело накачать «аквариум» в виде дяди Изи. Чтобы он начал бурлить, нужно было влить в него весь алкоголь на столе и ещё раз 5 метнуться до магазина. Плюс, время до казаков было лимитировано. Была ещё одна проблема: нужно было не нажраться в щи самому, ну хотя бы до окончания вечера. Я хоть и съел кусок сливочного масла и полирнул всё это остатками свиной колбасы перед выходом, толк был небольшой. Надо было их заставить пить вино, после коньяка и водки. Но как это сделать? Нужно было брать инициативу в свои руки.

- Давайте выпьем за этот гостеприимный дом! За хозяина этого дома Игоря Моисеевича, который любезно прервал свой труд и позволил нам отметить праздник! – встал я, и поднял рюмку. «Гений» заулыбался и поднял бокал вина. - Игорь Моисеевич! Ну что вы? Коньячку! Только коньячку – настоящего мужского напитка! Только настоящий мужчина мог воспитать такую прекрасную дочь, как Леночка, – посмотрел я на Ленку. Она сидела, развесив свои еврейские уши и улыбалась, не понимая, что скоро все тут с казаками в обнимку «зашагают по Берлину»
- Тётя Роза? А Вы? Вы сегодня же уже коньяк пили! Нельзя понижать, нельзя! – воскликнул я, увидя, как тётя Роза разливает вино.
В конечном итоге, все, кроме Ленки и её бабки, жахнули по коньяку или водке.
Не успели они закусить, как я опять поднялся:
- Совсем забыл, захен вей! Давайте разольём ещё по коньячку, и выпьем за отца нашего гостеприимного хозяина! Хотел всё это в одном тосте сказать, но, глядя на изумительные глаза Елены, совсем потерялся! – я налил ещё водки дяде Сене и дяде Изе. У последнего я отнял тарелку с мягким салатом, которым он хорошо закусывал, и подсунул ему Ленкин жёсткий креплах, чтобы он его жевал до следующего Соломонова пришествия. - Попробуйте! Это Леночка готовила, – подмигну я ему
Все ещё раз выпили уже за Ленкиного деда, который сидел с видом: Ой, когда же я сдохну или вы все съ#bетесь?
Пока дядя Изя разгрызал креплах, я подлил водки дяде Сене:
- Ну, давайте, за тётю Софу! – шепнул я ему.
Оно удивленно посмотрел на меня.
- Следующий тост за дам будет, тётю Софу надо отдельно выделить, – пояснил я
Дядя Сеня послушно махнул рюмку
- Ну, а теперь давайте выпьем за хозяек дома, которые накрыли этот шикарный стол! За дам исключительного пьём стоя, мужчины! Предлагаю наполнить бокалы Ярденом!
- А как же: не понижать? – покосилась на меня тётя Роза
- Так мы и не понижаем! По ценам на эти бутылки мы только растём! – улыбнулся я.

Все засмеялись и махнули по бокалу вина.

Дальше пошли тосты за гостей, детей, матерей и внучатых племянников. Через полтора часа дядю Сеню развезло на старых дрожжах. Моя «еврейская бомба» сработала как раз по таймеру.
- Еврейский мальчик, с чёрными глазам, а в них такая русская… - провыл он и хлопнул ещё одну рюмку
Остальные гости тоже уже поднажрались прилично, Ленкин отец в обнимку с соседом сидел и пояснял, что на хер эту тишину, и нужно чаще сидеть вот такими шумными компаниями. Дядя Боря пошатываясь пошёл к дяде Сене и на ходу провыл:
- Русская печаль!!!
Я незаметно набрал заветный номер. Ленка сидела, ни жива ни мертва. До состояния хлама, медленно, но верно доходили все, даже грузный дядя Изя в обнимку с дядей Борей и дядей Сеней голосил:
- Пустых полей и криков воронья!

Ну, а х#ли? Всю закуску, которую я ему дал, представлял креплах, он его погрыз, как покойная Найда грызла кости, да и плюнул…
Бабы тоже давали джазу, сёстры тётя Софа, тётя Роза затянули: Майн идишэ мамэ…Эз гиб нит бэсэр ин дэр вэлт… Бабка же сидела и сосредоточено смотрела на весь этот еврейский Содом и тихо оk#евала. Дед давно ни kуя не слышал, поэтому ему было до пиZdы на всех и вся. Правоверные иудеи и их православные соседи-приятели уже не принадлежали себе, они были в объятиях алкоголя и «беса из Москвы», которого им любезно привезла красавица Леночка.
Источник: ЯП
1 820
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
digambara 19 сентября 2014 в 18:04
Зеер гуд))))
Ответить

0

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.