L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
stihiya

Ух, как давно и я не заходила.... А и ничего.. Пошла дальше... Через год снова припрусь... всем привет!

leon2008

ух как давно я не заходил.... а и ничего... дальше пошел.... припрусь через годик.... всем привет....

pash2122

Внимание, Внимание! Мы всемогущий повелитель, обладатель и самодержец всего L4F.ru, поздравляем челядь с наступившим 2023 годом, желаем в новом году оставаться такими же бесхребетными, обидчивыми, безвольными, беспринципными, бесхарактерными, мягкотелыми, слабовольными, слабодушными обитателями моего царства! Поклоняться нам, как единственной надеже и опоре! Помните, что чашка кипятка с бездрожжевой лепешкой и тарелка постного борща, всегда вас ждет у моего порога! С новым годом, друзья!)

pash2122

Внимание, Внимание! Мы, Самодержец и обладатель всея L4F.ru, заинтересовались подданным(ой), под личиной - BECEJIAR_KJIu3MA! И желаем уточнить - Из чьей, простите, открытой фронтальности, расположенной чуть ниже поясницы ты вылезла?!

BECEJIAR_KJIu3MA

А пощады не будем вам всем... ибо низья одновременно служить и Богу и дияболу... сайт, да и страна вашими усилиями превращены в гуано...

Написать

Секса в Советскои Союзе - нет

6

История

Добавил:

Andryuha 17 апреля 2009
Мы - на заводах, в шахтах, в школах,
В колхозах, в армии, во льдах.
Наш лозунг - лозунг Комсомола -
Быть первыми в рядах! (с)

В Советском союзе секса нет! (с)

*****

Каждый раз, заходя в раздевалку, Юлия Фейзегон, ощущала тонкие покалывания внизу живота. Мальчики уже ждали, караулили.

Юля, девочка из бедной еврейской семьи, молчаливая, рано созревшая, которая уже в девять лет носила огромный грязно-серого цвета лифчик, плохо училась и пахла дикой силы сладковатым неподвижным запахом.
Медленно, очень медленно снимая пальто, Юлия лениво смотрела на мальчиков смеющимися коровьими глазами в густых ресницах.

Мальчишки, смущаясь и подбадривая себя неприличными шутками, вспыхивали как красная смородина, исподтишка отвечая на Юлины бегающие посмеивающиеся влажные взоры.
Каждый мечтал подловить Фейзегон в дальнем углу раздевалки и там, среди вороха мокрых, потертых пальто, сброшенных вонючих ботинок, вязаных шарфов, шапок, прижать ее, большую, в мягких глубоких складках полноты, к стене. Дождаться, пока она престанет сопротивляться, застынет и тогда, мучаясь от разламывающей низ живота боли, можно было потискать, посжимать ее мощные, распираемые передником, груди.

Самой же Юлечке нравился только один мальчик. Из-за него по дороге в раздевалку, содрогалась ее мелко пульсирующая развилка между толстыми белыми ляжками.

Самый высокий из всех, самый мускулистый, комсомолец Георгий Арутян с бархатными глазами, был необыкновенно похож на черноволосого, с волевым подбородком, египетского президента Гамаля Абделя Насера. Портрет, которого недавно повесили на доску в коридоре, ибо он, борец за освобождение свободолюбивых арабских народов протии агрессии империалистического Израиля, был на днях награжден званием Героя Советского Союза.

До лета Фейзегон и Арутян жили, изнуряя друг друга прикосновениями, обжигая глазами, мучая, приклеивающимися как горчичник, взглядами.
Пока в июне оба восьмых класса не отправились в трудовой лагерь при колхозе для поддержания, кормящего Москву, деревенского хозяйства.

Учителя-надсмотрщики не сразу поняли, что происходит между Фейзегон и Арутяном. То, о чем они даже подумать не могли без отвращении, давно уже стало фактом действительности.
И нежная, молочно-белая, в складочках и ямочках, плоть, постоянно смеющейся своим мокрым ртом, Юлии Фейзегон изо дня в день содрогалась под сокрушительными ударами мощной плоти стремительно взрослеющего Георгия Арутяна.

Случилось то, что и должно было случиться. Юля понесла. Однако, глупая Фейзегон этого то главного сама до последней минуты не подозревала.
Мало кого волновало и беспокоило, что от природы полная Юлия еще больше раздобрела. В школе, вообще, никто не интересовался, что именно происходит с ее животом, крепко укрытым синими рейтузами из вискоза, а поверх них еще и покрытым черным плиссированным фартуком.

Мальчик Арутян стал замечать, что все вокруг него изменилось с тех пор, как он вернулся в Москву из лагеря.
Во-первых, когда пришли эти, родители Фейзегон и сообщили, что у них с ней ребенок, он не почувствовал ничего. Совсем ничего.
Когда побледнел первый стыд, отхлынуло все обжигающее, ярко-черное, что ослепило его, когда они начали орать, он улыбнулся и высказал свое мнение: он не виноват, ребенок ему не нужен, не беспокойте больше.
Во-вторых, мальчик Арутян с этого дня решил, что будет делать себе комсомольскую карьеру.
Никаких советских идеалов у него не было, просто хотелось подъезжать вечером к дому на своей собственной, родной, серебристой, лучше всего «Волге».

Георгий Арутян начал выступать на комсомольских собраниях. С пеной у рта клеймил он американскую военщину. Говорил лозунгами. Стремился к аттестату отличника получить «особую характеристику» секретаря комсомольской организации рекомендацию для поступления в МГИМО.

В воскресенье, двадцать второго февраля, накануне великого Дня Рождения Советской Армии, у Юли Фейзегон , ученицы 9-го класса «А», комсомолки, родился ребенок.
Ребенок, торопясь, наверное, отпраздновать праздник или, вообще стараясь хоть как-нибудь отличиться, подлизаться и понравиться, решил родиться на целых два месяца раньше и, захлебываясь в родовых водах, выскользнул на свет какой был – голый, несчастный, испуганный, с кудрявыми черными волосами.
Мать его, ученица 9-го класса, только-только продрала глаза в густых ресницах, поойкала от боли, разбудила усталого отца этим неприятным ойканьем, и не успели они оба опомниться, как ребенок оказался уже тут как тут.

Итак, ребенок родился. На рассвете он перестал кричать и заснул, притулившись к материнской сиське, горячей, как только что испеченный пирог, густо смазанный сливочным маслом.
Тут-то преступная Фейзегон наконец-то разрыдалась, размазала по лицу свои густые липкие слезы и попросила отца: «Матери ничего не говори, а то убьет».
--Братик у тебя родился.-- Закачался отец Фейзегон, в отчаянии схватившись за голову.

Теперь Юлия уходила из школы после второго урока и возвращалась только к четвертому. На переднике ее, там где он трещал и топорщился на груди, расплывалось по большому темному пятну с каждой стороны.
Девочки говорили: «Молоко пришло» и выразительно переглядывались.
Фейзегон помалкивала про своего «братика», и одноклассницы тоже молчали. Слишком странно было то, что между ними , в простой школьной форме, с пальцами, перемазанными плохой шариковой ручкой, ходит, сидит за партой настоящая женщина, мать настоящего, из кожи и костей, с руками и ногами, ребенка.

Новое, пышное и невыносимо счастливое, если, конечно, смотреть с т очки зрения природы, света и зеленых красок – пришло лето. Потому что, если смотреть с точки зрения человеческой жизни, то людям по тем или причинам приходится друг со другом расставаться, друг друга обижать, хоронить, поминать, мстить друг-другу, прощать - не прощать, доверять – не доверять, предавать и так далее..
У каждого своя дорога. И никто никому ничего не должен.

А советское время все равно, было прекрасное.

*****
Мы - на заводах, в шахтах, в школах,
В колхозах, в армии, во льдах.
Наш лозунг - лозунг Комсомола -
Быть первыми в рядах! (с)

И секса тогда не было, ага.
Источник: мижгонa
3 221
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
SexyPlayer 17 апреля 2009 в 17:33
+++++++++++
Ответить

0

magda 17 апреля 2009 в 18:38
:)+++
Ответить

0

bellaarkadeevna 17 апреля 2009 в 18:43
понравилось!
Ответить

0

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.