L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pier

форматируйте мулдера.

MULDER

D

MULDER

E

MULDER

A

MULDER

T

Написать

Не стой за ценой если вещь тебе нравится (майский номер журнала Публичные Люди)

8

История

Добавил:

Umba 17 мая 2013
Или вот еще, в утреннюю угрюмую маршрутку впрыгивает мужчина. У него широкие плечи, мокрые волосы и улыбка. Маршрутка еще не проснулась, в салоне сыро, тесно, водитель жадная сволочь, берет пассажиров будто она резиновая, окна снаружи лижет липкий городской туман, тусклый свет, тусклые лица. Мужчина возится. Возится в правом кармане, потом в левом, потом во внутренних. Потом условно разводит руками и весело сообщает угрюмой маршрутке: «Забыл!» Граждане пассажиры с интересом начинают смотреть в сторону водителя в ожидании представления. Мужчина поворачивается к водителю и доверительно рассказывает: «Вот незадача, друг. Забыл кошелек. Моя мне весь мозг с утра вынесла, ты покушал, ты побрился, ты ключи не забыл… Вынеси ёлку, короче». Водитель сумеречно смотрит на мужчину в зеркало, вспоминает свою. «Всё равно домой возвращаться. Я по кругу прокачусь с тобой?» Водитель молчит. Маршрутка слушает. Хрестоматийная бабка в хустынке крест накрест и мохнатой родинкой над губой, ехидно вопрошает «А платить чем будешь?» Мужчина приосанивается и сообщает: «Я буду вам петь».

Через пять минут остановка «метро». Подъезжает маршрутка с трехзначным номером, из нее выходят счастливые сияющие люди, выходят в утренний мрак, морось и туман. Их лица ощутимо диссонируют с остальным человечеством.

А из неопрятных внутренностей автобуса мужской бархатный голос поет из Паяцев «Ridi, Pagliaccio, sul tuo amore infranto. Ridi del duol che t’avvelena il cor».
Поет так, что остальное человечество почти плачет.

Или вот еще, она мне вчера говорит:
«и я в шлюпке, в лодке, говорю тебе. Большая черная вода, луны нет и звезды какие-то не такие, не наши, не южные. А внутри больно. Ну так больно, как будто не сгнило еще сердце. И вдруг я понимаю, что вот, вот прямо сейчас всё прекратится, я могу. Я забыть могу! Я беру со дна лодки лоскутное одеяло, и начинаю складывать. Вот прямо беру из себя и складываю: легкие, желудок, сердце, весь ливер свой изъеденный, в общем. А всё больное, я прямо вижу как все внутренности мои болезнью этой чертовой испорчены – сердце черное, а бьётся еще: так-так, так-так, так-так, тише, тише… И я заворачиваю внутренности свои, такой себе сверток получился, как кошачий трупик. И не плачу, нет, только вода солёная, горькая из глаз течет, океан же вокруг и холодно. Ну как в титанике холодно, помнишь? Беру свёрток и кладу на воду. И он тонет, трупик. Вниз. Уходит, уходит и всполохами внизу буквы, чисто как в казино, помнишь мы с тобой были в две тысячи пятом в казино? «За-бы-ла». И тут вдруг я оживаю. Я вроде-как мёртвая была, что ли. И понимаю, что я сделала чудовищную ошибку. Я ничего не забыла, ни-че-го, ни секунды, пусть больно, пусть, но пять лет…Я живая, я жить хочу! Я встаю и прыгаю в воду, за самой собой прыгаю. Только уже поздно. Я прыгаю на стекло. Как будто кто-то сверху посмотрел на корчи мои, и сказал: тссс, всё, отдохни, нет ничего, всё прошло, ничего уже не вернуть. И я стою как Он, на воде, да нет, что ж я вру, как животное стою, на карачках и смотрю как уходит в никуда, в черную воду моя душа. Успокаиваюсь, ты представляешь, и просыпаюсь.

Ты дура, говорю.

Не исключено, безмятежно отвечает она. Поправляет макияж и закуривает. Но, знаешь, он мне сегодня в скайп пишет: Аня, Аня… А я говорю, Аня здесь больше не работает. В жопу эту любовь.

Или вот еще, одна знакомая женщина ехала ночью. Очень неприятная ситуация оказалась. Пришли в гости со свежепризнакомившимся кавалером. Кавалер казался хорош всем, челка вразлет, поэты серебряного века наизусть, чистые туфли, топ менеджмент. Неделю гоголем ходил вокруг неё, приманивал. Настасья Петровна то, Настасья Петровна сё, перед подчиненными неудобно было. Даже одномоментно сердце екнуло: он ли? На поверку кавалер оказался испорченный. Пришла на свидание в специальных туфлях Сержио Росси, а этот? Выпил рюмку, выпил две, зашумело в голове – в хлам. Начал куражиться, тискать коленку и смотреть в переносицу - тут и сел старик (с). В результате хлопнула дверью, выбежала в ночь как у Шарлотты нашей Бронте, вся в слезах. Под пьяное уханье. Ни сумку, ни телефон, ничего не взяла, так противно было. А дом на другом конце ойкумены, практически час машинной езды. Встала, раскинула руки белой лебедью, поймала попутку. В машине тепло, элла фицжеральд поет, и вонючек этих ужасных нет, с псевдо елочной свежестью.

Села в машину, адрес назвала и вспомнила, что дома-то тоже денег нет. Всё у кавалера. И так стыдно ей стало вдруг водителю рассказывать эту историю позорную, и что сорок пять уже, и что работала как автомат, и дом, и машина, и даже замуж уже не хочется, и домашний питомец «золотые рыбки», и эти кольца самой себе купленные. Повернулась к водителю и сказала картонным голосом: «Дайте мне ваш телефон, пожалуйста, по объективным причинам я смогу заплатить вам завтра». А он на нее смотрит и молчит. И молчит! У неё в голове уже и картинка сложилась: сейчас высадит посреди дороги и поминай как звали. Иди спи в канаву, госпожа коммерческий директор. Картинку про маньяка, который охотится по ночам за стройными женщинами с дорогой стрижкой в туфлях Сержио Росси она старательно засовывала поглубже в голову. А водитель посмотрел, посмотрел и говорит вежливо: «А хотите чаю, женщина?» И до утра с ней по объездной катался. Слушал.

Тут бы и закончить как в кино про товарища Новосельцева, что Одна знакомая женщина родила водителю еще мальчика. И еще. И девочку. Но жизнь другая. Кавалер проспался, ужаснулся и к заутрене стоял прямо в офисе на всех коленях сразу. Оказалось, влюбился как малолеток и поэтому нес чушь несусветную. Одна знакомая женщина теперь замужем за кавалером, а тот самый водитель теперь работает у них. Десять лет уже.


Иногда мне снится один и тот же сон. Когда я умру в первый раз, меня позовут в большую светлую комнату. Там будет сидеть приемная комиссия. Я стою одна, босая, на теплом дощатом полу, и ужасно волнуюсь. Председатель комиссии прочитает моё личное дело и скажет: «Ну что ж. Оплата произведена в полном объеме, неоплаченных аккредитивов нет: два раза платила черной неблагодарностью, платила равнодушием и болью. Также тоской, временем и здоровьем. Платила слезами и памятью. Я считаю, все ясно. Вы приняты».
«Почему», - спрошу я одними губами.
«Не стой за ценой, если вещь тебе нравится», - ответит мне Председатель. И улыбнется.
Источник: biobalast.livejournal.com
0 175
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
Комментариев нет
Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Live4Fun.ru в Facebook