L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pier

это вас не взяли, ибо справка есть, а все остальные уже на месторождениях.)))

leon2008

ничего мы не копаем... все уже выкопано до нас.

pier

старожилы уже на рудниках, нефть копают ломами.)) те тож приет!))

Lialeja

Сторожилы сайта, кто ещё здесь????Всем приет!

MULDER

везде коррупция)))

Написать

Как я хоронил кота (Зловещщенский триллер) часть 1

14

История

Добавил:

tottermann 29 мая 2012
Сегодня у меня выдался выходной. Он у меня и вчера выдался, и потому сегодня, проснувшись где-то в 13-30 утра, я почувствовал себя слегка разбитым.
Минут десять я развлекал себя тем, что лежал на кровати в позе звезды и тихо стонал:
- Воды… Воды!..
Однако попить, а уж тем более выпить, принести было некому. Гости разъехались часов в 7 утра, а жена уехала и того раньше, лет 5 назад. На мои стенания прицокала лишь собакен доберманисто-пинчерской породы, облизала мне все лицо и завиляла обрубком хвоста, приглашая ее кормить, чтобы потом ее же гулять.
- Собакен, иди в жопу! – посоветовал я.
- Не на тебя ли мы перевели ночью всю закуску? Не ты ли сделала все свои дела утром спозаранку, когда мы провожали-выпроваживали гостей? Вооот. Так что вертайся взад на шконку!
Собакен виновато облизнулась, осознав, что была не права в своих притязаниях, сделала ушки домиком, грустно пукнула и тяжело плюхнулась рядом с кроватью. А я для разнообразия решил снова уснуть. Раз уж пить никто не несет.
В дверь пронзительно позвонили. Громко и протяжно. Свои так не звонят. Свои звонят «Спартак – чемпион!» или на сотовый: «Блин, чувак, у тебя какой домофон?» А это…
В последнее время у нас участились хождения всяких личностей, стремящихся убрать мою квартиру с помощью супер-пупер пылесоса или поставивших перед собой целью выяснить, верую ли я в Иисуса Христа.
- Никого нет дома! – пробубнил я, зарываясь в подушку. Собакен же черной молнией метнулась к двери и угрожающе гавкала, сложно семафоря при этом «пумпочкой» (обрубок хвоста). Низкий и весомый лай какбэ давал понять, что все чужие сейчас будут порваты на британский флаг и множество мелких свастик, пумпочка же красноречиво показывала, что своим мы завсегда велкам, особливо, ежели дадут пожрать. А потом уже можно и о любви поговорить, за ушком там чесать, пузико, опять же…
Звонок не умолкал, пёса вторила. Дуэт, мля! Выносить это не было никаких сил. Делать такой громкий и пронзительный звонок вообще античеловечно. Антигуманно, я бы так сказал. Гораздо лучше, вот, если б птички чирикали. Такие: «чирик-чик-чик». Да. Или рыбки. Точно! Рыбки!
Собакен в экстазе треснулась всем корпусом о дверь. Оттуда ответили с ноги.
- Да йоп жеж вашу в три х#я душу мать блRдь! – взвыл я.
В ответ звонок выдал три длинных – три коротких – три длинных. СОС? Или это мне уже мерещится?
- Ну все, пиZDец вам, дети мои! – вспомнил я анекдот и, морщась от головной боли, пошел открывать.
Вот ща, вот тока я услышу: «Здравствуйте, позвольте занять пару минут вашего времени», вот сразу прямым в глаз, потом с ноги, а потом взять за шкирку и за ремень на брюках, раскачать и головой вызвать лифт. Попасть в кнопку раза с третьего-пятого и… ТЫ-ДЫЩЬ! Зашвырнуть тушку в кабину, нажать на первый - всё! Пусть теперь еще кто-нибудь поинтересуется, правда ли я люблю Иисуса Христа? Пользуя пылесос за пять тыщь баксов.
- Ах ты!.. – начал я, уже изготовившись и пробудив в себе ярость берсерков. И задумчиво почесал рукой в затылке. На пороге стояла Бабка.
Бабок я вообще не очень люблю. Они рассказывают моим девушкам о других моих девушках и появляются у мусоропровода именно в тот момент, когда я гремлю в него бутылками и презервативами. Но эту Бабку я не люблю особенно. Начнем с того, что она является моей непосредственной соседкой. Со всеми вытекающими. То ей кран починить, то конфорка не работает, то топает кто-то наверху. А вместо благодарности – телега участковому, что у меня бухашки бухаются и беспорядки нарушаются. А вчерась вот эта вот блRдь размалеванная курить на лестницу вышла (ууу, шалава!), а этот вот бездельник (наркоман, с собакой живет!) следом выскочил и ее за жопу ущипнул! И ведь какое бесстыдство, прямо на моих глазах! Сама в глазок видела. Вот как тебя щас!
Бабка была всегда. Сколько я себя здесь помню. Субтильная склочница-каркуша, со взглядом неодобрительным, наискось и исподлобья. Морщинистая, высохшая и очень громкая. Она была такой, когда мне было семь, она осталась такой, когда мне стукнуло тридцать и я вернулся в этот дом. Ничто не вечно под луной? Не надо ля-ля!
Дженни (подпольная кличка собакена), просунувшись было про меж моих ног, спешно ретировалась. Дженька вообще ничего не боится кроме грозы, меня и Бабки. Бабка на нее действует удручающе. А ведь собакен у меня жизнерадостная. Даже если и загрызет кого, потом прибегает вся такая довольная, слегка виноватая, и шевелит кожаным носом с усами. В такие моменты я зову ее Гюльчатай. Не знаю, почему. Наверно, из-за усов.
Так вот, Гюльчатай поджала пумпочку и скрыла личико в глубине квартиры. Оставив меня (вот ведь дрянь какая!) тет-а-тет с Бабкой.
- Чем могу? – холодно осведомился я, прекрасно понимая, что через пять минут Бабка вполне может интерпретировать это мое «чем могу» в злостное до нее, Бабки, домогательство. Из чего попросит следствие сделать вывод, что я – педофил.
Боже, ну почему я? Ну почему именно сейчас? Ну на ХuR мне все это?!
Бабка рыдала, вцепившись мне в халат костлявой рукой.
- Мурзик… ВСЁ! – трагически прошептала она, в упоении захлебываясь горем. Шекспир грустно курил в уголке.
- Что всё? – тупо спросил я, предчувствуя недоброе.
- Отдал Богу душу! – исступленно возопила Бабка и сделала попытку упасть мне на грудь. Я в ужасе шарахнулся в сторону и со всей дури звезданулся затылком о дверной косяк.
- Уй блRааа! – застонал я.
- Да! – жарко подтвердила Бабка. – Еще вчера бегал-прыгал и… вот!
Насчет «бегал-прыгал», это она погорячилась, конечно. Речь шла об ейном коте. Таком же вечном создании, как и она сама. Только последнее время он скорее не прыгал (собственно, я этого никогда за ним не замечал, ибо бабуля целомудренно его кастрировала), а все больше лежал. Задние лапы у него отнялись, он полностью оглох и ослеп. И если раньше он испражнялся в местах более-менее труднодоступных, то последние пару лет, по причине немощности организма, делал это прямо посреди общего коридора, куда старуха выносила его «погулять».
Мысли вихрем пронеслись в моем скрипящем скворечнике. Кто? Как? Мы? Да легко! Особенно я. Особенно вчера. Наступил нечаянно и привет! Сушите весла. Много ли ему надо? Сто двадцать килограмм пьяного мяса, обутого в мартинсы, да на черепушку. Дженька, опять же… Котообразных она не переваривает рефлекторно. И ведь ничего плохого они ей не делали, и не учил ее этому никто. А вот только, еще будучи щенком, подошла она как-то к здоровенному коту познакомиться, ухватила его поперек хребта и - я и пискнуть не успел - хрясь! Ауфедерзейн.
С тех пор всегда так. Прибежит, клюв ободран, глаза радостью светятся. Усики топорщатся, ухи торчком. А на газоне пара дохлых кошаков со следами явной насильственной смерти. Гюльчатай, блин!
- Примите мои искренние соболезнования в связи с безвременной утратой (Уя се – безвременной! Лет 20 скотине!) Барсика, то есть Мурзика, и да упокоится он, во веки веков, аминь!
Тут я отступил назад, намереваясь закрыть дверь, но Бабка держала меня крепко.
«Нет, точно, мы уг@ндошили!» - сквозняком пронеслось в чердаке.
- Помянем! – страшным голосом произнесла она.
- Ну отчего ж… Помянем конечно, - сдался я, - У меня и виски был… есть… наверное…
- Сыски, пыски! – презрительно сплюнула ведьма (я опять отшатнулся и снова уеб@лся многострадальной головой о косяк), - Вот! Мое! Целебное! Сама настаивала!
Бабка протянула мне граненый, захватанный пальцами стакан с какой-то красной бурдой, настоянной, вероятно, на спирте, забродившем варенье и обсосанных барбарисках «для букету». С корвалолом для целебности. Я в какой-то степени позавидовал ее коту, но присоединиться к нему не имел ни малейшего желания.
- Чтобыыыы…, - мучительно начал я, думая, чего бы такого сказать, но Бабка уже махнула свой стакан и сладострастно зажмурилась, шумно занюхивая рукавом. Меня еще больше замутило и я слегка плеснул из стакана в сторону. Краска на стене съежилась и витиевато оползла стружками.
- Ну, бабуль, все хорошо, что хорошо кончается (к чему это я?). Отмучился, бедняга (а вот это – искренне!) Прах к праху, как говорится, пыль к пеплу и все такое. В любом случае, долгих лет тебе и бодрого здоровья. Ну, пойду я, бабуль. Пойду. Дела!
И я засуетился, стараясь нырнуть в квартиру и захлопнуть дверь. Но. ТА-ДААА! (Здесь следует драматический аккорд из фильма ужасов) Костлявая, бледная, веснушчатая рука с синими прожилками ухватила меня за… за… Я уж и не помню за что, потому что снова шарахнулся головой, на этот раз о приборный щиток.
- БАММММ! – эхом прокатился по подъезду погребальный звук колокола. Где-то, в глубине квартиры, завыла Дженни.
- Схоронить бы! – страшным голосом и лязгнув вставной челюстью прошамкала карга.
- Да запросто! – сказал я совсем не то, что хотел. Похоронное бюро «Безенчук и Нимфы», мля!
- Вот только пописаю… а хотя нет. Просто переоденусь.
Дома я накатил себе изрядную порцию вискаря. Собакин лежала под столом и скорбно смотрела на меня снизу вверх, положив мордер на лапы.
- Вот только тебя там не хватало! Ничего, подождешь. Я быстро.
Я действительно верил, что я быстро. Ща, возьму тушку кошака, спущусь, выкину на помойку, вернусь, возьму собакена и мы вместе пойдем за пивом и косточками. Уфф-ф! Еще, чтоль, накатить?
Когда я вышел, бабок стало две. Обе выли и причитали над картонной коробкой. «Проклятые шотландцы!» - подумал я. – «Уже и бабки двоятся. Может, лучше, перейти на ирландский? Или вот, бурбон…»
Я закурил и прислонился к облезлой стенке. Так. Надо покончить с этим быстро. Воющих бабок отсечь, тушку – на помойку, сам по распорядку.
- Яволь, майн фюрер! – сказал я сам себе и хихикнул. Задачи поставлены, цели и средства – определены. Все-таки шотландцы молодцы. Да, хорошие ребята, эти шотландцы. И чего с ними англичане ссорятся? Сели бы вместе, квакнули…
- …Хоронить кота! – вставная челюсть едва не откусила мне нос, а глаза-буравчики сожгли мою печень.
- Кого? – на автомате спросил я, слегка «поплыв» от этих котаклизьмов.
Бабка посмотрела на меня с ненавистью. Впрочем, ничего нового…
-Мурзи-каааа! – завыла она и вновь припала ко мне. На этот раз я не успел увернуться.

*****
Источник: tottermann
2 253
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
VAMPIRIKA 29 мая 2012 в 17:39
захватывающе :) предлагаю запатентовать идею про звонок с голосами рыбок! ))
тока ты зря не написал "далее смотри - ...", потому шо оно может выйти в лучшее не подряд или не по порядку...
так что вот - далее - http://live4fun.ru/last/joke/550084 и http://live4fun.ru/last/joke/550086
Ответить

0

tottermann 30 мая 2012 в 14:37
VAMPIRIKA, пасиб. я как-то не подумкал))
Ответить

0

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Live4Fun.ru в Facebook