L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
leon2008

ничего мы не копаем... все уже выкопано до нас.

pier

старожилы уже на рудниках, нефть копают ломами.)) те тож приет!))

Lialeja

Сторожилы сайта, кто ещё здесь????Всем приет!

MULDER

везде коррупция)))

pier

звук - кал, звукорежиссёра в колонку запихните.))

Написать

Немножко о любви...

153

История

Добавил:

Lisya 5 февраля 2008
Лет, эдак, пиццот назад, когда я была молода, красива, и жадно верила в любоффь, совершенно непонятным образом занесло меня летом в какую-то кладбищенскую подворотню. Ну, может, и не совсем в кладбищенскую, и не совсем в подворотню, однако именно там состоялось судьбоносное знакомство.
Моё и какого-то пассажыра с Орехово-Зуево.
Я шла по тёмной улице с бутылкой пива, и прикидывала: где б тут можно беспалева поссать, а пассажир с Орехово-Зуево уже прикинул всё до меня, и ссал.
Нежно так. Романтично. Под сиреневый куст. Гурман, бля.
Я тыркнулась в сирень, деловито расстёгивая штаны, а подмосковный йуноша вежливо оттуда ряфкнул:
- Иди нахуй, афца ебучая! Нашла где срать, сука.
От неожиданности я уронила пивную бутылку себе на ногу, и трусливо ссыкнула в штаны.
Так мы с Серёжей и познакомились. И прониклись друг к другу симпатией ниибической. Хотя я, например, считала, что это любофь. Она самая. Возвышенная и ахуенная.
Он приезжал ко мне на велосипеде, и тренькал в звонок, а я выскакивала из дверей, на ходу обливая себя духами «Майский ландыш», и садилась на велосипедную раму.
Меня везли сексировать.
Сексирование обычно происходило у Серёжы дома, под вечные вопли некастрированного кота Кузи, и под модную тогда в Орехово-Зуево песню «Ну гдежэ ты студент, игрушку новую нашол?» Получалось очень ритмично. На втором куплете Серёжа обычно кончал, а третий мы с ним допевали хором: «Гуляй, студент, гуляй, а девочку маю не трож!»
(Щас как вспоминаю – слёзы градом. Ебать, я старая уже…)
Как и положено дваццатидвухлетнему йунцу, месяц назад вернувшемуся из армии, Серёжа был редкостно сексуально озабочен. То, что я до знакомства с ним считала аццкой еблей – Серёжа считал пионерским петтингом. Я медленно, но верно теряла по пиццот граммов живого веса в сутки. Дойдя до отметки в сорок пять кэгэ, при моём ахуенно гренадерском росте в метр шестьдесят восемь, я поняла, что ещё немного – и я сдохну.
Просто вот однажды не выдержу – и мерско сдохну. А Серёжа-пидр этого наверняка ещё два часа не заметит. Поэтому хоронить меня будут в мешке для мусора, ночью, на задворках скотофермы.
Поначалу я, конечно, напропалую песдела, что у меня болит голова, жопа, ухо, зуп, живот и спинной моск – но отмазки Серёжей как-то не воспринимались. А я ж верила, что это любофь, а я ж за Серёжей как за декабристом, бля, а я ж умно рассудила, што «вы не даёте – мы других ебём» - и стоически дожидалась второго куплета про студента, а потом худела.
Без лоха и жызнь плоха. Народная мудрость.

Вечерело. Где-то вдалеке кто-то пел красивую старинную песню: «Эй, бабища, блевани!», у кого-то лаяла собака, получившая под сраку дружеский поджопник от любящего хозяина, а я распечатывала третий флакон духов «Майский ландыш», и, задрав футболку, с болью в душе рассматривала свои рёбрышки. Заменившие мне сиськи.
«Ты скоро сдохнешь» - тихо констатировал мой внутренний голос.
«Сдохну, хуле…» - пришлось согласицца с ним мне. А что делать? Результат-то налицо, как говорицца.
Дзынь-дзынь!
На улице затренькал настоебенивший мне за это лето велосипедный звонок, и я со вздохом налила себе за шкирку «Майского ландыша», погладила свои рёбра, и вышла навстречу своему тренажору «Америка Стар»
- Гыгыгыыыыыыыыыыы – отчего-то зажрал мой лаверс, завидя мои пичальные глаза, а я тихо спросила:
- И хуле ты ржош, быдло?
Тренажор ещё раз похуячил в свой звонок, и ответил:
- А чо ты такая страшная? И ноги у тя восьмёркой?
Сказать что я оскорбилась – это ничо не сказать.
В одну секунду у меня надулась груть, как у снегиря (до сих пор не понимаю, откуда она вдрук там взялась и надулась), и я завопила, перекрывая лай отпизженного Бобика:
- Ты не ахуел ли, Сирожа?! Мои ноги ещё два месяца назат вызывали приступы неконтролируемых поллюцый у футфетишыстоф, а своей жопой я гордилась с тринаццати лет!!! И теперь у меня нет жопы! И нихуя нет! Одни рёбра и два соска! А почему? А потому что ты, хуйло озабоченное, заебал меня шопесдец! И я проебала уже сто рублей на три пузыря «Майского ландыша»! И если это любофь – то в рот я ебала и тебя, и твои чуфства, и твой ебучий веласипет, от которого у меня на жопе гематомы и волосы расти начали! Иди нахуй!
Груть моя сдулась, в боку закололо, и в носу защипало от горя и обиды.
Серёжа ещё раз подрочил свой звонок, и примирительно ответил:
- Я дам тебе двести рублей, если ты перестанеш обливацца своим майским дустом, а ещё на триста свожу тебя в кафешку возле булочной. Пирожных пожрёш хоть раз в жизни от пуза. Я ж рыцарь, хуле там. И ваще я тибя ебать сегодня и не собирался. Мы сёдня в гости едем. К маим друзьям. В очень приличное место.
Я вытерла сопли, и икнула:
- Без ебли? Чесна-чесна?
«Дзынь-дзынь» - вздрючил свой клаксон Сирожа, и лихо подмигнул:
- Обещаю!
А я поверила. И зря. И очень дажы зря.

Серёжин веласипет долго вёз меня по лесу, и еловые ветки хуячили меня по морде.
Дважды я падала с велосипетной рамы, и больно ударялась остатками жопы о какие-то пни. Было неприятно, и в гости уже не хотелось.
Но вдруг Серёжа резко затормозил, уронив меня в третий раз куда-то под велосипедные калёса, и гордо простирая руку, соопщил:
- Мы приехали!
Я вылезла из-под калёс, вытерла глаза рукавом, и всмотрелась в вывеску на стоящем передо мной здании. Там было написано «Сауна для железнодорожников».
- Что это? – спросила я, и реально зассала. Ибо пиздец. Што такое сауна для железнодорожникоф я не знала, но приблизительно догадывалась. И ещё я не взяла с собой компас, и в душе не ебала в какую сторону мне бежать до дому, если я щас решу совершыть побег.
А что побег надо совершать немедленно – это я уже, в принципе, и так решыла. Воображение тут же нарисовало мне картину.
Щас Сирожа йобнет мне своим виласипетом по жопе, я влечу в сауну для железнодорожникоф, и попаду в объятия жырного машыниста, с войлочными каками в пупке. Он басисто захохочет, и крикнет: «Эгегей, бля! Пиздуй сюда, братва!» - и из всех щелей полезут десятки голых машынистоф, которые будут ебать меня в жопу, похабно улюлюкая, и тренькая в веласипедный звонок при каждом аргазме.
Меня затошнило, и я посмотрела на Серёжу.
Даже в темноте он разглядел, как под слоем грязи на моём лице проступила трупная зелень.
- Ты чо, дура шоле? Тут у миня друк сторожем работает. Ему скушно, понимаеш? Щас просто посидим, побухаем, поиграем в картишки, и я тибя отвезу домой, не сцы.
- Песдиш? – недоверчиво и трогательно спросила я, и позеленела ещё больше.
- Нихуя! – забожылся Сирожа, и взял меня за руку. – пашли, чо встала как шланг на морозе?
И я пашла.
Сирожа не напесдел. В сауне действительно сидел какой-та фраер. Но не один. С ним рядом сидел даун. Такой Робин Бобин Барамбек. Полиграф Полиграфыч Шарикоф, бля. И жрал свои козяфки.
- Привет, Вася, - поздоровался с фраером Сирожа, и спросил: - А это чозахуй?
- Привет, Сирожа, - ответил Вася, и пояснил: - Это мой племяннек Вовчик. Не обращай внимания, он безобидный.
- Срать хочу. – Равнодушно доложил безобидный Вовчик, и смачно бзднул.
- Сри. – Вежливо разрешил племяннику дядя, и ткнул в меня пальцем: - Это кто?
- Баба моя, Лидка. – гордо ответил Серёжа, и погладил меня по костлявым плечам. – Я ж без неё теперь никуда, Вась.
Я хотело было снова надуть груть, но почему-то не получилось. Ну и хуй с ней.
- Я посрал. – Снова равнодушно доложил племяннек, и мы все сразу почуяли, что он не напесдел.
- Ебаная тётя, как ты исхудала… - вздохнул Вася, встал, подошол к Вовчику, и пнул его ногой: - вставай, упырь, в душ тебя отведу.
- Не пайду, - вдруг ожил племяннек, и ткнул в меня пальцем: - Я хочу, штоп она со мной рядом села!
Я уже открыла рот, чтоб заорать, но Сирожа меня опередил:
- Она не сядет рядом с тем, кто срёт в штаны. Пиздуй мыцца.
Вовчик радостно заржал, и пулей вылетел куда-то в соседнюю дверь, оставив после себя устойчивый запах говна.
- Я с ним не сяду… - Я сразу решила внести ясность в этот вопрос.
- И не надо. Щас его Васька в душе запрёт, и вернёцца. А пока он не вернулся…
Глаза Сирожы заблестели, а его руки нырнули куда-то под мой свитер.
- Где ж у тя сиськи-то, хоспадя… - Бормотал, нарушывшый слово, Сирожа, и мацал мои кости.
- Ты ж обещал, чмо… - Обречённо напомнила я, понимая что миня гнусно наебали.
- Я щущуть… Я только туда и обратно, ага?
Свитер мой швырнули на пол, и теперь пыхтели над джинсами.
- Ага…
А хуле делать-то? Сама ж сюда припёрлась, уродины кусок… Вот и не ной типерь.
… Я лежала на деревянном столе, и пела про себя: «Ведь я простой студент, а ты просто пацан, и все завидуют нам, таким простым друзьам!»
Нацепляв спиной множество заноз, я трижды пропела песню про студента, но Сирожа отчего-то не кончал.
- Кончай уже, бля! – не выдержала я, ощющая, как занозы стали появляцца и в моей жопе.
- Ща, ща… Подожди… Тут говнищем пасёт, я так не могу… - пыхтел мерский наёбщик, и тихо шептал: - Памела Андерсон… Большие сиськи… Да, да! Я хочю тебя, девочка мая!
Сука. Мерская тварь. Но, на самом деле, мне было уже до пизды, чо он там себе представляет, чтоб наконец кончить. Жопа болела шопесдец.
- ПАМЕЛААААААААААААА!!!! – взревел Сирожа, и обильно кончил куда-то на пол.
- Наконец-то… - сухими губами прошелестел мой рот, и я, кряхтя, сползла со стола.
- А чо вы тут делаете? – раздался сбоку гундосый голос, и отчаянно завоняло сраньём.
Я ойкнула, и плюхнулась на стул, закрыв одной ладонью и обе сиськи, и до кучи песду.
- ПАШОЛ НАХУЙ, ПИДАР!!!! – одновременно завопили Сирожина глотка и мой пересохшый рот, а Вовчик заинтересовался:
- А чо это такое?
Мы не успели среагировать, и Вовчик, присев на корточки, тыцнул пальцев в то, что нахуячил на пол Сирожа, благодаря сиськам Памелы Андерсон…
- Это что? – спросил племяннек, и сунул палец в рот.
- Это пиздец. – Грустно то ли ответил, то ли подвёл итог Сирожа, и посмотрел на меня.
А меня уже не было.
Закрыв одной рукой рот, а в другой крепко сжимая свои шмотки, я неслась по тёмным коридорам сауны для железнодорожников, и думала только о том, чтоб успеть добежать до сортира. Причом, где находицца этот сортир – я нихуя не знала.
Гулким эхом за моей спиной отдавался Сирожын голос:
- Йуный партизан, бля! Следопыт ебучий! Какого хуя ты припёрся, жертва аборта????
Я бежала долго-долго… И мне даже блевать расхотелось.
И, наоборот, очень захотелось жыть, когда я обнаружила за какой-то случайной дверью выход на улицу, и Сирожын драндулет.
Судорожно напялив на себя джинсы и свитер наизнанку, я вскарабкалась на веласипет, и въебала по дороге.
Наверное, добрый Боженька иногда обо мне вспоминает, и кидает щедрой рукой утешытельные призы, патамушта через полчаса езды по тёмному лесу я, наконец, выкатила на знакомую дорогу, ведущую к моей даче.
Три последующих дня я пролежала на животе, по-партизански терпеливо перенося процедуру вытаскивания заноз из моей жопы и спины, и примерно в тоже время вдрук отчотливо поняла, что я Сирожу больше не люблю.
Потому что он меня наебал и выебал.
Потому что так и не дал мне двести рублей, и не накормил пироженками.
Потому что он просто мерский пидр, и любит не меня, и даже не мою песду, а какую-то резиновую Памелу Андерсон.
А ещё у нево есть друк Вася с племянником Вовчиком.
Этого было достаточно, чтоб я всю жизнь зеленела литсом от имени Вова, аццки ненавидела деревянные столы и велосипеды, и категорически отказывалась ходить в сауну.
Кто ж ево знаит, чо там за племяннеки у местной охраны…
14 272
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
Olchik 5 февраля 2008 в 05:16
Корочно=))
Похоже с удава креатифчиг)
Ответить

2

Anya 5 февраля 2008 в 06:40
Я в шоке! Девица не промах! (((((
Ответить

3

smallchezz 5 февраля 2008 в 07:44
ужос, нах. Зато похудела деффка...
Ответить

2

Kudrya 5 февраля 2008 в 08:29
Много букафф...
Ответить

1

volt 5 февраля 2008 в 11:47
история из жизни ? :)
Ответить

2

TRUe 5 февраля 2008 в 12:14
класс!!!!!
Ответить

2

Shanna 5 февраля 2008 в 14:13
Да уж весело в деревушке живётся!!!!!
Ответить

0

KataFalk 5 февраля 2008 в 14:27
Я аж обалдела от истории! Чего только не бывает!
Ответить

2

Hooli 5 февраля 2008 в 17:21
История занимательная очень!:-) Ещё чтото с невероятных историй имеется?
Ответить

2

MrTravel 5 февраля 2008 в 17:44
СТАВЛЮ ПЛЮСЕЕГГГГ БОЛЬШЕ ЧЕМ МОЙ Х@Й
Ответить

2

davidov 6 февраля 2008 в 13:27
прикольно+++
Ответить

2

Smile 7 февраля 2008 в 01:08
история про пирог кажется больше заслуживает внимания чем эта, но видно что явно старались при написании... )) +
Ответить

3

fraidy13 10 февраля 2008 в 21:48
душа тянется к прекрасному, а живем в мерзости
Ответить

1

1983 29 октября 2008 в 01:32
))))))))))+++++++++++++
Ответить

0

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Live4Fun.ru в Facebook