L4F.ru – для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы. Здесь пользователями собраны самые смешные анекдоты, фото и видео приколы со всего Интернета.

Написать
pier

это вас не взяли, ибо справка есть, а все остальные уже на месторождениях.)))

leon2008

ничего мы не копаем... все уже выкопано до нас.

pier

старожилы уже на рудниках, нефть копают ломами.)) те тож приет!))

Lialeja

Сторожилы сайта, кто ещё здесь????Всем приет!

MULDER

везде коррупция)))

Написать

Странствия Тинка Пента. Гл. 1

5

История

Добавил:

nikir 12 сентября 2010

Теги:

фэнтези
Эпилог. В котором какой-то старый хрыч нашёл свободные уши.


….Всё этой ночью было как обычно. Как обычно бывает, когда луна становится кроваво-красного цвета. Волки-оборотни надевают тёмные очки, чтобы при завываниях на такую луну было не так страшно, лесная нечисть с ворчанием уходит в глубины подземелий к трудягам-гробокопателям гномам, вампиры, зная, что такая луна творит с психикой, стараются не попадаться обычным людям на глаза, вдруг взбеленяться? Тогда только держись! Высосут всю бессмертную кровь из кровососа, а если будут под шальным, алкогольным градусом, так ещё могут понаделать из грозного носферату шашлыков на закуску.
Многие ведьмы, в своё время, испытывая мистический ужас перед такой луной, обратились к религии, поэтому старухи-яги крепко держат молодое поколение ведьмочек за подол в избушках –на- курьих ножках, дабы не отправились те по монастырям, на встречу коррупции и лесбийской любви.
Колдуны да чародеи имеют более прогрессивные взгляды, мелкотню свою активно пропихивают в шоу бизнес, да в различные бомонды, поэтому пацанов своих за трусы не держат, так как извращений не боятся. Скорее, это извращения боятся их.
Драконы, предчувствуя наступление неспокойных времён, давно попрятались согласно своей специализации – кто в воде, кто – в горах, кто – в норах. Мелкая потусторонняя живность, как то: тролли, гоблины, горные великаны, карлики и кикиморы, лешие и водяные и иже с ними, давно затаились по тайным местам и затихли.
И только благородные эльфы вышли на охоту за новоявленными некромантами и некрофилами, дабы отвадить их от сего непотребства, а буде представится случай, преподать поганцам уроки древней школы хомофилии на благородную эльфийскую шару…

В высоких, стрельчатых окнах самой высокой башни замка, что величественно торчал на скале на виду всего Земноводья, как бельмо на глазу, и был для всех как кость в горле, трепетал неяркий свет. Его отбрасывал тлеющий камин , перед которым сгорбился древний старик, казалось вросший в древнее кресло, расположенное прямо перед огнём. Он иногда приоткрывал слезящиеся глаза, щурился на тлеющие поленья в камине, прислушивался к завыванию ветра, далёкому вою оборотней, вздыхал и вновь смежал веки, погружаясь в свои таинственные, как и сам замок, воспоминания…
Век его был необычайно долог и таинственных воспоминаний на этот век выпало совсем не мало. Он многое мог бы рассказать! Он мог поведать слушателям, если бы таковые вдруг сыскались, такие секреты, тайны, анекдоты и эротические вирши, что слушатели в ужасе застывали бы от одних, хохотали до колик в животе от других, и сразу начинали бы рукоблудствовать от третьих. Но рядом со стариком уже очень давно никого не было. Кроме нескольких верных слуг, прятавшихся от ненормального деда на нижних этажах и в подземельях замка. Их век был почти столь же долог и поэтому все стариковские басни они знали наизусть.
Но оставим его пока здесь, у камина, пообещав читателю, вернуться к нему ещё не один раз (если он сам не догонит нас по ходу повествования).
Этот старик – я (догнал). И сегодня, в ночь кровавой луны, я поведаю тебе, путник, неосторожно завернувший на приветливый огонёк моего, едва теплящегося камина, одну древнюю легенду….

Глава 1. В которой мы узнаём имя главного героя.

По пыльной, просёлочной дороге убегавшей вдаль, бежавшей через поля и перелески и набегавшись, прибегавшей к крепостным стенам небольшого города, ехал молодой человек на небольшой, пегой масти, лошадке. Одет этот путешественник был не броско, некоторые сказали бы, что довольно бедно. Поверх белой сорочки с кружевами на груди, был со всем тщанием, кое-как, аккуратно напялен, местами истёртый, местами прожжённый, местами отсутствующий вообще, тёмно-розовый камзол с чужого плеча-спины-груди, доходивший, поэтому, молодому человеку до пят. Он бы доходил ему и ниже, но у молодого человека ниже ничего не было. Весёлый взгляд молодого человека мог бы многое рассказать внимательному встречному-поперечному, но, так как навстречу-поперек никто не пёрся, взгляд молчал. Нрав у нашего героя тоже был весёлый, кошель, притороченный к широкому шёлковому поясу, был лёгкий, рука тяжёлая, взгляд блуждающий, но, как и говорилось ранее – весёлый.
Покачиваясь в седле, он тихо напевал что-то себе под нос, отчего безумное эхо чего-то, разносилось на многие мили окрест.
При особо весёлых взвизгах седока, пегая лошадка взбрыкивала всеми четырьмя ногами, как припадочная, отчего иноходь этого мимоходца выглядела местами удивительно, местами – подозрительно. Молодой человек на эти взбрыки не обращал ровно никакого внимания, что говорило о том, что он давно знает повадки лошадки и её припадки.
Седок как раз закончил очередной куплет, когда лошадка в очередной раз подпрыгнула всеми четырьмя ( а было бы у неё больше – она б использовала и их) копытами и скосила на наездника безумный, лиловый глаз.
- Чего? - глядя в этот глаз, вопросил молодой человек лошадку.
Пегое, прыгающее создание мотнуло головой, указывая на еле различимые вдалеке, крепостные стены.
- А-а! – обрадовано воскликнул молодой всадник, - Уже приехали! Вот видишь, - обратился он к лошадке, - вдвоём и дорога вдвое короче!
Лошадь тяжело вздохнула, закатила глаза и покачала головой. Но ничего не ответила.
К подъёмному мосту, который поднимался один раз за всё время его существования, когда его устанавливали, переброшенному через ров, который из-за отсутствия средств, так и не вырыли, наш герой и его лошадка подъехали ( ну, лошадка-то пришла) уже ближе к обеду. Вывод, что не к завтраку, сделать было не сложно. Городские стражники были настолько бедны, что им едва-едва хватало средств, чтобы в свободное от работы время, прожигать свою жизнь по кабакам, да домам терпимости. Поэтому они попросту не завтракали.
А вот когда к подъёмному мосту подъезжал наш молодой наездник, все они сидели с котелками и ложками в руках на крепостной стене, свесив ноги. Стало быть был обед.
- Я – путник! - крикнул молодой владелец подпрыгивающей лошадки.
Стражники, сидящие на стене, продолжали меланхолично жевать. Было видно, что это заявление впечатления на них не произвело.
- И я хочу войти в город! – продолжал наш герой.
Второе заявление впечатлило стражников не более первого.
-Меня зовут – Тинка Пент!
И вот это уже вызвало определённый интерес…у нас с вами, так как до сих пор мы не знали имени нашего героя. Стражникам же , как и прежде , было пофигу.
Сидевший ближе всего, вяло пробормотал набитым ртом:
-Хоть как.…А лошадь твою – пусть зовут : Пинка Тент…И что с того?
Рот у стражника и вправду был набитым. И кашей, которую он поглощал и кем-то со здоровенными кулаками, судя по напрочь расквашенным губам.
Тинка Пент слегка опешил, отчего даже взгляд его весело блуждающий, приобрёл более осмысленное выражение. Он подъехал (всадник, а не взгляд) почти вплотную к стене, и, глядя вверх, негромко спросил:
-Денег скока надо?
Взгляд стражника не изменился. В глазах его ничего не дрогнуло. Он лениво приподнял руку и показал Тинке оттопыренный средний палец. Тинка прищурился, но нехотя кивнул и сунув руку под камзол, вынул одну монету.
-На, - сказал Тинка, - выпей за моё здоровье! – он умелым щелчком подбросил монету и развернув лошадку, въехал в распахнутые настежь ворота с отсутствующими створками.
Стражник пронаблюдал, как подкинутая монета по высокой дуге перелетела стену, стражника и упала по другую сторону, где, рядом с выносными столиками примостившейся у самой стены, чебуречной быстрого питания, громоздилась огромная куча лошадиного навоза. Стражник индифферентно плюнул в след монете.

Сразу у крепостных ворот начиналась рыночная площадь. Вокруг палаток и лотков, торговавших всевозможным ненужным хламом, необходимым в повседневной жизни любому, как гражданину монархии, так и подданному республики( не составляют исключения и рабы свободного демократического государства), роились покупатели, продавцы, карманники, и праздношатающиеся от выпитого.
Гул от тысяч голосов, по привычке, висел над толпой из нескольких десятков человек, создавая нужную атмосферу.
Тинка Пент спешился и ведя свою лошадку под уздцы, стал пробираться сквозь толпу, разглядывая товары, продавцов и вывески пестревшие самыми экзотическими предложениями.
Иногда предложения были интригующими, иногда неприличными, иногда сложноподчинёнными.
Тинка не просто так бродил по рынку этого заштатного городка. Он, как не трудно догадаться, и прибыл сюда не просто так. Пент искал здесь одно конкретное лицо, пусть даже его лицо, на лицо и не очень будет похоже. В лицо он это лицо не знал, и лишь надеялся, что описание вдрызг пьяного купчишки из Анаполиса, подсказавшего Тинке, где продолжить поиски нужного ему человека, окажется точным. Анаполис – большой портовый город на реке Вонь-Чуть, славился четкими описаниями совсем незнакомых людей, вдрызг пьяными купчишками.
В одном из рядов он заметил индивидуума, подходящего под описание. Тинка кое-как протиснулся к палатке, где заметил искомого. Палатка предлагала покупателям широкий выбор узкоспециальных товаров. Над прилавком красовалась проржавевшая пластиковая вывеска из дерева, оповещающая любого проходящего-пробегающего-проезжающего, о том, что только тут и сейчас (завтра не будет, расхватают всё сегодня) можно по бросовым ценам, втридорога, прикупить себе чего-нибудь совершенно необходимое в быту, что сразу перекочует в пыльную кладовку. Короче – это была палатка: «1000 мелочей. Всё – по одному рубллару» .
За прилавком, на такой низенькой табуреточке, что видно было лишь лицо, сидело искомое Тинкой лицо. Лицо лица, с жиденькой бородёнкой, было слегка повёрнуто в сторону и ориентировано строго в никуда, из-за чего возникали сомнения в его ориентации.
Тинка облокотился о прилавок и постучал по нему, желая привлечь внимание лица. Лицо своего внимания ничем не обозначило и Тинка постучал сильнее, опрокинув пару стеклянных безделушек и кувшин тонкой работы. Тонкость работы Тинка определил по тонкости черепков, свалившихся с прилавка в рыночную пыль. Палаточное существо вяло повело бровями и не поворачиваясь, проскрипело:
-Гномик-гомик, стеклянный, три рубллара; богатырь в штанах, хрустальный, восемь рублларов; ваза неписанной красоты из императорского фаянса династии Дзинь – десять рублларов…Итого : с вас – двадцать три рубллара. Платить будете сейчас, или после того, как вас схватит и изобьёт стража?
Тинка покосился на валявшиеся в пыли под прилавком осколки. Затем поднял голову и ещё раз перечитал рекламу над палаткой.
-Это как же? Написано –« Всё по одному рубллару». Безделиц разбито три? Три! Значит и причитается с меня – три рубллара! И если уж идти дальше, и сложить названные вами цифры – сумма будет отнюдь не двадцать три рубллара, а двадцать два!
Вот тут и произошло чудо и лицо продавца повернулось к Тинке.
-Во-первых, молодой человек! Вещь стоила бы вам один рубллар, если б вы её купили. Пока мы с вами не совершили сделку, она моя, а я какую хочу, такую цену на свои вещи и назначаю!
-Во-вторых, молодой человек! У нас за рынком, на одном заборе написано крупными буквами, что правитель нашего города – мужской, половой член. Однако если посмотреть на нашего правителя, его сходство с вышеупомянутым органом, визуально подтверждается не полностью. Хотя по сути, надпись абсолютно соответствует истине. Отсюда делаем вывод, что не всё написанное, полностью соответствует реальности.
- И, наконец, в-третьих, юноша! У меня была знакомая булошница, так вот её булочки, пока были горячими, стоили по пять центеек, а стоило им чуть остыть, как цена падала на центейку, а то и на две. Но если ей в тот момент приносили из пекарни свежие булочки, цена вновь мгновенно вырастала, причём как на только что принесённые, так и на уже остывшие.
Считайте, что в тот момент, пока мои стеклянные сувениры, сброшенные вашей рукой, падали на пыльную землю, мне принесли партию горячих булочек!
С этими словами продавец наконец соизволил взглянуть на Тинка, и обнаружил, что тот улыбается во весь рот.
-Всё точно! – известил Тинка слегка опешившего продавца, - Точь в точь, как мне вас описывал купец Смыка из Анаполиса.
Лицо лица, так удачно найденного Тинкой, просветлело и торговец даже немного улыбнулся.
-Та вы что? – переспросил он у Тинка, - Обо мне уже говорят и в Анаполисе?
Он было сделал попытку застесняться, но у него ничего не вышло, в следствии совершенного отсутствия навыков .Он вновь повернулся к Тинке, полный важности и спросил:
- И что, похоже меня описал старина Смык?- торговец довольно ухмыльнулся.
-Очень! – горячо заверил его Тинка, - Один-в-один, как он вас помнил и как я вижу вас сейчас!Всё такая же старая, хитрая сволочь!
5 123
Разместить в промо-блоке Отправить другу
Ссылка:


Код для форума (BBCode):


Код для блога (HTML):


Отправить другу по e-mail:


Комментарии
Olune4ka 12 сентября 2010 в 12:27
Требую продолжения :)
Ответить

0

nikir 12 сентября 2010 в 12:49
Olune4ka, Приглашаю в соавторы! Тогда и веселее и смешнее и быстрее будет!))
Ответить

0

Olune4ka 12 сентября 2010 в 13:00
nikir, я так не смогу :)
Из меня редактор хороший, а вот автор - так себе :(
Раньше писала. Ухватишься за какую-нибудь хорошую идею, доводишь-доводишь... и до того доведешь, что самой тошно становится :)
А тут такие картинки - рисовать хочетя как описаны! Хорошее начало для большого произведения.
Ответить

0

nikir 12 сентября 2010 в 13:35
Olune4ka, Главное - начать! А я помогу)))))))))
Ответить

0

nikir 12 сентября 2010 в 13:41
Olune4ka, Если тебе это нравится - почитай - http://www.proza.ru/2009/02/18/645
Ответить

0

Для того, чтобы оставить комментарий вам необходимо войти или зарегистрироваться.
facebook
Нажмите «Нравится»,
чтобы читать Live4Fun.ru в Facebook